Прямая речь, 20.01.2016

Андрей Нечаев: «Россия сейчас — не экономический партнер, а источник политического напряжения»

Максим Мартемьянов

Комментариев: 6

На открытии Всемирного экономического форума в Давосе.

В этом году впервые за долгое время на Всемирном экономическом форуме не будет круглых столов, посвященных России. Ни со стороны организаторов, ни с российской не предусмотрено и специальных докладов

На 22 января назначена единственная посвященная России официальная сессия.

Если взглянуть на прошлые годы, когда Российскую Федерацию представляли в Давосе такие люди, как Путин, Медведев, Дворкович, Кудрин и Греф, то глава нашей нынешней делегации кажется фигурой не самой значительной — полпред президента на Дальнем Востоке и вице-премьер Юрий Трутнев. Все говорит о том, что в этом году Россия не очень-то интересует инвесторов, экономистов и экспертов со всего мира. И, возможно, это чувство взаимно.

О том, что все-таки значит Давос для России и Россия для Давоса, Открытая Россия поговорила с экс-министром экономики России и президентом банка «Российская финансовая корпорация» Андреем Нечаевым.

— Сегодня открывается Всемирный экономический форум в Давосе. Насколько этот форум значим для России, для российских предпринимателей и для нашей экономики в целом? И насколько интересны мы для Давоса?

Сейчас значение Давосского форума для России в сравнении со, скажем, 1990-ми годами сильно уменьшилось. Тогда важно было показать, как Россия продвигается по пути реформ, и в соответствии с этим решить вопросы о привлечении инвестиций, о долговой нагрузке, которая в то время была чрезвычайно обременительна для российской экономики. Сейчас ситуация, конечно, кардинально поменялась; тем более в свете санкций, в свете общего охлаждения отношений между Россией и Западом рассчитывать на какие-то серьезные инвестиции крайне наивно. Скорее всего, речь может идти о том, чтобы как-то плавно пытаться возобновить отношения с партнерами, и в этом смысле, возможно, какие-то встречи в кулуарах могут быть важнее самого форума.

Российскую делегацию в этом году возглавляет Юрий Трутнев, вице-премьер, курирующий в правительстве развитие Дальнего Востока. Как вы думаете, почему именно Дальний Восток выбран темой поездки нашей официальной делегации?

Я не думаю, что главной темой будет именно она. Скорее, просто в свете этого охлаждения и других проблем с Западом российское руководство решило, что не время ехать президенту или премьер-министру, которые до этого участвовали. Дальше по статусу надо было выбрать кого-то из замов. В прошлом году это был Игорь Шувалов, в позапрошлом — Аркадий Дворкович, в этом году решили послать вице-премьера с более конкретным набором функций.

Наверное, тема развития Дальнего Востока будет подниматься со стороны российской делегации, но я не уверен, что Давос — подходящее место для этого.


Понятно, что в последние пару лет инвестиционная привлекательность России крайне низка, даже если сравнивать с годами, предшествовавшими войне в Донбассе и присоединению Крыма. На этом фоне на что Россия может рассчитывать на форуме?

Совсем не поехать на этот знаковый форум было бы политически нецелесообразно. Это было бы воспринято просто как демарш, самоизоляция. Все-таки не было такого форума за последние 25 лет, в котором бы Россия не участвовала, причем на очень высоком уровне. Я думаю, что в этом году там можно будет попытаться продемонстрировать потенциальную готовность России к урегулированию отношений с Западом. Но, конечно, на тех условиях, какими их видит нынешнее российское руководство. И, может быть, удадутся переговоры с какими-то конкретными крупными компаниями, которые уже работали в России по конкретным инвестиционным проектам. Возможно, кого-то придется уговаривать не покидать Россию, как это сделал целый ряд больших компаний, закрывших свой бизнес в стране.

Нередко официальные лица говорят о Петербургском международном экономическом форуме и международном инвестиционном форуме в Сочи как о некоей альтернативе Давосу. Насколько это справедливо?

У Давоса большая история. Годами заработанная репутация. Но, если говорить о Петербурге и Сочи, то надо заметить, что, по крайней мере, первый форум достаточно успешен. Другое дело — оба они очень ограничены по своей повестке. Давос в официальной программе занимается серьезными международными проблемами, это крупная экспертная площадка для G8 или G20. Петербургский и в еще большей степени сочинский форумы ориентированы именно на Россию. Такая достаточно узкая повестка дня не позволяет этим событиям конкурировать с Давосским форумом.

А чем вообще в этом году может быть интересна Россия давосской публике, учитывая ситуацию, в которой сейчас находится российская экономика и бизнес?

Россия, конечно, интересна. Но интересна сейчас не как экономический партнер, а как некий источник политического напряжения в мире. Думаю, хотя Трутнев не дипломат, не кадровый дипломат, но те политики и эксперты, которые будут присутствовать на форуме, конечно, не упустят возможности прощупать его на предмет планов России в отношении Украины, Сирии, а также Ирана. Я думаю, что именно внешнеполитическая роль России сейчас будет их волновать намного больше, чем экономическая.

Задать вопрос


комментарии (6)