Расконсолидировать элиту!

Пользовательские блоги, 08.06.2016

Комментариев: 14
Почему у нас противостояние олигархических группировок (внутри "элиты") не перерастает, как в «нормальных» демократических странах, в политическое противостояние партий? Потому что его нет, т.е. потому что элита до сих пор "консолидирована"?

В двух частях.
Первая часть. Теоретическая: На основе учения Маркса-Энгельса, Ленина-Сталина.
Соотношение диктатуры господствующего класса и политической (государственной) власти

Диктатура господствующего класса и политическая власть в государстве соотносятся как содержание и форма, как сущность и явление. Правит не тот, кто «находится» «у власти», а тот, кто является властью независимо от своего места нахождения. Правит класс, а не партия (хотя, в случае диктатуры пролетариата, партия, являясь и политической организацией, и интеллигенцией класса, делает это сама, но, естественно, от лица класса. В случае диктатуры буржуазии такой необходимости нет. Буржуазия, как правящий класс, не связывает себя ни с одной партией).

Власть как диктатура известного класса выбору (в рамках демократической процедуры) «народом» не подлежит: хозяина не выбирают. Но, тем не менее, механизм выбора слуг господствующего класса представляет собой известную ценность. Хоть сама по себе власть и не меняется (демократическим путем), однако посредством выбора «людей у власти» можно повлиять и на саму власть.


Положение государства как «совокупного капиталиста» не исключает, а, наоборот, предполагает политический плюрализм. Государство у господствующего класса одно (если, конечно, это «национальная» буржуазия; если транснациональная, то много). Но что касается политического представительства интересов господствующего класса (а также интересов иных социальных групп, но в рамках общих интересов правящего класса), то здесь как раз вольному воля. Господствующий класс не связывает себе рук, предпочитая иметь дело с разными партиями, и в том числе с небуржуазными, «социалистическими».

Отсюда борьба политических группировок между собой – двигатель демократии. Но эта борьба повисает в воздухе, двигатель перестает работать, если вдруг внутри себя господствующий класс окажется един (так называемая «консолидация элит»). Таким образом, борьба (вызванная противоположностью или несовпадением интересов) «олигархических» группировок внутри господствующего класса – движущая сила демократии. Оппозиционная политическая партия может прицепиться к одной из этих группировок.


Если налажен механизм сменяемости людей у власти, иллюзия важности (необходимости) участия народа в процессе формирования органов власти становится перманентной, что также представляет немаловажную (для господствующего класса) ценность. Избирателям уже не приходит в голову ждать перемен не оттуда – не от похода к избирательным урнам раз в четыре-пять лет, а, скажем, от очередей в булочную, когда черный хлеб не завезут…

Революция не проскочит. Недовольство жизнью связывается формами парламентской «борьбы»: не против витрин и городовых, а за Зюганова, за оппозицию, – и канализируется.

Политический режим капиталистического общества отличается от политического режима как докапиталистического, так и посткапиталистического (социализм) общества тем, что диктатура господствующего класса неперсонифицирована.

Эта неперсонифицированная диктатура и есть буржуазная демократия как политическая форма диктатуры господствующего класса. Ни за какой партией не закреплена функция правящей. «Правление» межпартийно, все партии являются в большей или меньшей степени носителями этой функции.

В «тоталитарном» обществе власть персонифицируется, жестко соединяясь с волей человека или группы лиц («правителей»). Понятно, что в такой системе невласть (оппозиция) невозможна. Власть – всё, невласть – ничто.


Вторая часть. Практическая.

В «нормальных» демократических странах господствующему классу, по большому счёту, всё равно, кто ему служит – какая партия: либералы, консерваторы, «рабочие» (лейбористы), социал-демократы, христианские демократы, «зелёные» и т.д. У нас хозяин как бы говорит различным партиям, претендующим на «вакантное» место слуги: «Отойди, я сам! Я сам себе буду служить».


В этом отношении «тиран» Владимир Владимирович Путин со своим «Медведем» чем-то похож на приживальщика Фому Фомича Опискина из повести Достоевского «Село Степанчиково и его обитатели».

Это к вопросу: Кто в доме хозяин.


Опискин так себя поставил в доме своих благодетелей, что не он, а они считали себя облагодетельствованными тем, что он живет в их доме и за их счет (во времена Достоевского говорили: «на их счет»). Фома даже пытался уйти демонстративно или принимался за работу, чтобы пристыдить хозяев, доведших его до такого состояния. «Ах, вы считаете, что я живу на ваш счет, ничего не делаю? Так я уйду. Смотрите, я уже ухожу». Или: «Смотрите, я взял в руки лопату, я иду трудиться». Не пускали...


И тем не менее слуга не хозяин.

Странно, что в нашей стране – прошедшей школу «коммунизма», у граждан которой диамат должен «от зубов отскакивать» – избиратель не знает, кто в доме хозяин (или действительно в «постиндустриальном» обществе массовый избиратель превратился в этакое среднее, обезличенное существо, поведение которого – в том числе «электоральное» - определяется всецело ветром «общественного мнения», у которого нет ни «своего» класса ни «своей» партии, ни «своих» ценностей?). У нас думают, что главный – слуга, а что касается хозяина, то он – «тут вообще ни при чём». Так думает у нас избиратель, а власть принадлежит народу (массе таких вот избирателей)…


Но коль скоро ВЛАСТЬ на выборах не выбирают (т.е. господствующий класс может спать спокойно: ведь его никто не выберет), почему сменяемость людей у "власти" не имеет места быть (или в высшей степени затруднена)? В чем проблема?

Почему противоречия внутри господствующего класса не перерастают в противоречия того же класса, но между партиями?


«Борьбу за власть» – избирательную кампанию – можно сравнить с конкурсом на место («должность») слуги. Что такое слуга? Это определенная роль или функция. Роль играют, функцию на себя – «берут», функцию исполняют. Претенденты соревнуются между собой за право получить эту роль, стать носителем функции.


В России нельзя бороться за «власть» (за место слуги), участвовать в конкурсе, потому что это место уже занято. Эта место – человек, а не роль, не функция…

Выборы слуги превращены в выборы … Путина (и других, более мелких людей). А Путина, как и господствующий класс, не выбирают. Путин уже выбран…


Итак, политическая конкуренция - двигатель демократии. Нет ее - и народ, хоть и "носитель власти", на выборах отбывает отбывает.
Но двигатель должен как-то, за счет чего-то (ДВИЖУЩАЯ СИЛА) работать. За счет чего работает этот двигатель? За счет борьба "олигархических" группировок ВНУТРИ господствующего класса, за счет противоположности или несовпадения интересов, что и вызывает эту борьбу.

Если же "элита" едина ("консолидирована"), не работает ни двигатель - политическая конкуренция, ни демократия.

Итак, коллеги, как нам расконсолидировать "элиту"?











Задать вопрос


комментарии (14)