День другой России (размышления вдогонку)

Пользовательские блоги, 14.06.2016

Комментариев: 18

b1ec8bbb66ad.jpg

12 июня отмечался праздник, называемый сейчас Днем России. Если это и так, то иметь в виду следует все-таки не ту Россию, что не знает никаких целей, кроме изображения дутого величия всеми доступными средствами – будь то подло захваченная соседская территория, «выигранная» на допингах олимпиада или тонны радиоактивного вранья, извергаемого в медийное пространство.

12 июня – день другой России. Той России, что боролась за независимость, за свободу и за достойную жизнь по одну сторону баррикад вместе с Украиной и Прибалтикой (и не случайно, сначала он назывался именно Днем независимости). И та Декларация о государственном суверенитете, что была принята в этот день – есть неопровержимое доказательство того, что эта, другая Россия несомненно существовала.

Конечно, декларация – она и есть всего лишь декларация. Та же самая РСФСР, что заявляла о своих самых лучших намерениях в 1990 г., имела ничуть не худшие и в 1917-18 гг. – стремясь и тогда, возможно, стать другой, лучшей Россией. Точно так же тогда была признана независимость ряда частей бывшей империи, точно так же земля и недра объявлялись народным достоянием, так же провозглашалась свобода печати, совести, собраний, общественных объединений и много других прогрессивных вещей. Но, как мы уже знаем, ни тогда, ни сейчас реализовать этот замысел не удалось. И даже само понятие «другой России» уже успело обнаружить в себе диаметрально противоположные смыслы.

И все-таки…

В день, когда о своем суверенитете заявила не «национальная окраина» империи, не бывшая колония – но когда именно метрополия отказалась от сомнительной чести быть метрополией, заведенный здесь порядок вещей в очередной раз пошатнулся.

Не случайно День независимости России предстает неким казусом для всех имперцев, кто воспринимал Советский Союз как продолжение Российской империи (коль скоро русский язык считался там государственным) – вот уже и Шаргунов называет этот день «позорной датой», и КПРФ призывает перенести главный государственный праздник на День крещения Руси (и предлагается такое, кстати, уже не первый год). От кого независимость-то? И во имя чего? Не за тем ли, чтобы наша страна, вместе со сменой названия, утратила четверть своих земель? – говорят люди, не без помощи школьного курса истории, приученные мыслить преимущественно территориальными размерами (и даже военное могущество – не для того ли же самого оно полагается нужным?).

Но если Россия и не нуждалась так, как другие республики, в национально-культурной самостоятельности (хотя и тут есть разные мнения) – то все же ничуть не меньше она нуждалась в свободе экономической и политической…

Кстати, никакого «распада Союза» поначалу тоже не предполагалось. Понимая свой суверенитет именно в рамках нового союзного договора, Россия давала этому союзу шанс возродиться в обновленном и цивилизованном виде, в духе Евросоюза – правда тогда в его компетенции должны были остаться лишь те вопросы, что добровольно делегированы образующими его субъектами: как единственно и возможны в современном мире сверхнациональные объединения.

Но, так или иначе, когда «ядро империи» добровольно заявило, что ему не нужна такая империя – зашаталась главная опора союзного центра, и так уже задыхавшегося в петле плановой экономики. Уж если без кого и мог бы существовать Советский Союз – то уж точно не без России. И потому-то, включившись в набирающий обороты «парад суверенитетов», Россия таким образом его легитимизировала. И даже – возглавила, и до известных пределов могла направлять – если бы не агрессивный консерватизм союзного руководства.

И после того, как в России сформировался свой властный центр, Союз повис в воздухе. И стало понятно, насколько мало и бессильно то, что называется «государством» – без народа, который за ним стоит и с которым это государство часто отождествляется и путается. Теперь вопрос был, собственно, в одном – какой из центров поддержит народ, кому сообщит свою силу. И что бы там ни говорили позже, но в тот момент народ (назовем так политически активную часть населения) в основной своей массе поддержал именно российское руководство. Найти тогда человека, всерьез воспринимавшего официозный советский патриотизм, было весьма проблематично – особенно, когда начались проблемы с экономикой. И это, кстати, неплохо бы помнить, рассуждая о будущем нынешней России.

И что бы, опять-таки, ни говорили теперь, но даже и переход СССР в формат СНГ не был воспринят подавляющим большинством как такая уж особая трагедия. Трагедией стали позже реформы 90-х, не оправдавшие надежд на быстрое улучшение, за чем последовало закономерное разочарование. Впрочем, для нашей страны далеко уже не первое…

Но в тот момент провозглашенная независимость России стала независимостью от советской неэффективной экономики, независимостью от советского полицейского государства. Точнее, как выяснилось, еще не независимостью – лишь движением в этом направлении. Стремлением в сторону не количественного расширения территории, но качественного ее развития – как в экономическом, так и в политическом отношении. Пусть даже и очень тяжело реализуемого в нашем случае. Но те, кто умеет ценить такую независимость, ценят и этот, не очень веселый праздник.



Задать вопрос


комментарии (18)