Пусть будет услышана и другая сторона: из беседы с родителями Виталия Диденко

Пользовательские блоги, 28.07.2016

Комментариев: 1
c21817a8da74.jpg

В середине июня между Украиной и Россией состоялся обмен. Ирония ситуации состояла в том, что украинских граждан меняли на украинских граждан. Произошел размен ранее осужденных в России Геннадия Афанасьева и Юрия Солошенко на осужденных в Украине Виталия Диденко и Елену Глищинскую-Романову.

В среде патриотически настроенных общественных активистов и СМИ этот обмен сразу же вызвал шквал неодобрительных выпадов в адрес Виталия Диденко. Разве что ленивый не повторял за главой Службы безопасности Украины Василием Сергеевичем Грицаком пассаж о том, что Диденко был арестован не на пустом месте. В качестве же главного аргумента Василий Сергеевич называл прыжок Виталия из окна третьего этажа и и травму руки: разве невиновный человек будет бежать от следствия — задается справедливым вопросом глава СБУ.

Ладно бы глава СБУ — ему по должности положено в каждом видеть шпиона иностранных государств и проводить в жизнь соответствующую политическому моменту линию. Без такого подхода грош ему цена.

Но я искренне не могу понять своих уважаемых коллег-журналистов и в Украине в целом, и в Одессе в частности.

То гнусное молчание в отношении разбирательств вокруг Диденко, которым они сопровождали весь этот процесс ,позорным пятном падает на все журналистское сообщество и некоторых конкретных лиц, к которым я буквально пару дней назад, при подготовке данного материала, обращался. Политическая целесообразность, боязнь за свои душонки — вот движущая сила жалких журналистских карьеришек, цена которых — ноль-ноль после всего того позорного умывания рук. По этическим соображениям я не называю имен и фамилий, так как считаю 'это не целесообразно. История нас рассудит!

В связи со сложившимися обстоятельствами искренне надеюсь, что данная статья сыграет не последнюю роль в восстановлении доброго имени и репутации уважаемого моего товарища и коллеги — Виталия Диденко. Верю, правда найдет себе дорогу!

31c269501e54.jpg

Осознанно и обоснованно заявляю, что Виталий Диденко в своей журналистской деятельности никогда не позволял антигосударственных выпадов. С его стороны звучала критика в адрес официальной власти. Но эта критика никоим образом не касалась вопросов существования самой украинской государственности как таковой!

Тем нелепее звучали в его адрес обвинения по одному из пунктов статьи 110 Криминального кодекса — «Покушение на территориальную целостность и неприкосновенность Украины». И все-таки политический прагматизм победил политический романтизм, и в июне этого года Виталий Диденко был помилован указом президента Украины Петра Алексеевича Порошенко.

Мы с Виталием знакомы уже 11 лет, с университетской скамьи исторического факультета. Заочно был знаком и с его родителями. Поэтому с неподдельным интересом смотрел видео с участием его отца в период судебных разбирательств, вслушивался в его комментарии.

По этой причине, когда я узнал, что в июле приезжают в Москву отец и мать Виталика, я подумал: вот он, тот долгожданный момент, когда можно задать давно мучившие меня вопросы, да и, лично познакомиться, так как за пять лет обучения в университете никогда особо не пересекался и не общался с ними. Хотя пару раз даже с друзьями в гости домой к Виталику ездили футбол смотреть.

И возможность пообщаться в скором времени представилась во время прогулки по парку Горького. Прогулка эта проходила вчетвером: я, Виталик и его родители — Виктория и Игорь.

Все эти полтора года в моей голове, голове правового позитивиста, не укладывалась одна вещь: зачем признавать себя виновным тогда, когда ты на сто процентов уверен в своей невиновности? Именно об этом и был мой самый первый вопрос отцу Виталия: что вынудило их пойти на сделку со следствием, на признание своей вины?

Ситуацию разъяснил Игорь Витальевич. Он сказал, что основная задача его как отца Виталия заключалась в том, чтобы свести к минимуму нахождение сына в СИЗО. Нужно понимать, что одесское СИЗО — это кошмар, начиная от отношения персонала к подследственным и заканчивая санитарным состоянием помещений, где они содержатся. Пребывание человека в таких условиях смерти подобно. И это уже не говоря о том, что существовала реальная возможность изменения обвинительной статьи со 110 на 111 — «Государственная измена», — минимальные сроки по которой начинаются от десяти лет.

«А что такое даже пять лет тюрьмы для молодого человека? Это трагедия!» — отметил Игорь Витальевич. По его мнению, самой главное в той ситуации было выйти с наименьшими потерями. В общем-то, это удалось. Хотя и было значительное число препятствий к этому.

Прежде всего, это касалось самой специфики дела. Проблема в том, что политический его характер отпугивал не только адвокатов, которые, узнав статью, сразу же отмахивались от работы над ним. Дела пугались даже судьи. В силу того что реальной доказательной базы, как и состава преступления, по сути своей, не было, многие судьи не желали портить свое реноме участием в рассмотрении дела. А самоотводы судей — это дополнительные сутки и даже недели в СИЗО. Что же касается адвоката, то его чудом удалось найти матери Виталия через связи на работе. За дело согласился взяться Андрей Каркищенко.

8e20c6ea36a4.jpg


Парадокс этого дела заключался в том, что и адвокат, и государственный обвинитель не видели у этого дела перспективы. Точнее, перспективы обвинительного решения. Тем не менее его политический характер привлек к себе внимание значительного числа националистически, антироссийски настроенных активистов, журналистов. Необходимо сказать, что ни для кого не является секретом, что именно их влияние, по сути своей, подменило процесс правосудия. Судьи вынуждены были руководствоваться не законом и процедурой рассмотрения, а политической целесообразностью, рождавшейся из прямой угрозы применения насилия к ним.

Чего только стоит случай с наличием двух противоречащих друг другу решений в течение несколько дней! Согласно первому решению апелляционного суда, Виталия следовало отпустить домой под подписку о невыезде, согласно же второму, принятому другим судом несколькими днями спустя, его следовало оставить под стражей. Для любого юриста это нонсенс, но для современного украинского правосудия с его политической целесообразностью — это норма. И норма эта подтверждается, к сожалению, чуть ли не каждодневно.

3bb3ed837f6f.jpg


Результат же налицо: под давлением общественных активистов и журналистов Виталий превратился из подследственного в ритуальную жертву.

Размышление над ходом дела Виталия навело нас с его родителями на мысли об общей ситуации со становлением правового государства в Украине. По мнению Игоря Диденко, нынешнее вмешательство разного рода общественников в судебные процессы вполне объяснимо. За годы независимости и правовая система страны, и ее судебная системная напрочь утратили доверие со стороны социума. «Нет им доверия, судьям!» — категорично заявляет отец Виталия.

Корень отсутствия такого доверия, по мнению Игоря, находится в сложившейся на постсоветском пространстве традиции судить-рядить не по закону и не в соответствии с процедурой, а в соответствии с той или иной целесообразностью. И тут цели могут быть самые различные: от получения взятки и телефонного звонка высшего начальства до стремления угодить манифестантам у ворот суда.

По мнению Игоря Диденко, если бы судебное разбирательство в отношении его сына проходило в точном соответствии с процедурой, то Президенту Украины не пришлось бы подписывать указ о помиловании: это бы сделал сам суд своим решением. Но не все так просто. А отсюда и такие сложные решения...

Учитывая то, что в свое время Игорь Диденко занимался бизнесом, я у него поинтересовался, как ныне чувствуют себя предприниматели в Украине. Ответ был обнадеживающий. За последние два года работать малому и среднему предпринимателю стало значительно легче и проще. Прежде всего, это было достигнуто за счет запрета проверок со стороны всяких госорганов — от милиции до пожарников и санэпидемиологов.

Что же касается закономерного вопроса про налоги, то тут ответ был чисто одесский: они не обременительны, все равно их никто не платит!

Виктория, мама Виталия, не была столь оптимистична в оценке ухода от коррупции. Она отметила, что, например, в строительной отрасли до сих пор сохраняются поборы. Правда, виновниками этого в основном остаются сами строительные компании, стремящиеся вводить в строй новые объекты в наименьшие сроки и с наименьшими издержками. Порой это достигается и за счет нарушения различного рода технических стандартов. И, чтобы проверяющие не были столь строги к различного рода недоделкам, с ними делятся. Кроме того, все-таки заметно, что сейчас не самый лучший период для застройщиков.

В то же время и Виктория, и Игорь разделили мой оптимизм в отношении того, что, несомненно, после нынешнего экономического спада в Украине наступит подъем. Так или иначе, но восстановление разрушенных индустриальных объектов, восстановление экономических связей между различными регионами страны — все это создает потенциал для будущего экономического роста. Главное — им грамотно распорядиться.

В заключение нашей беседы я не мог не затронуть проблему значительного числа политических мигрантов, которые в последние два года покинули Украину, в частности, Одессу. Этот вопрос меня серьезно беспокоит, так как среди выехавших есть значительное число моих друзей, для которых пребывание в Украине стало явно небезопасным. По моему глубокому убеждению, для любого человека величайшей трагедией является необходимость покинуть свою Родину, свой родной город и уехать на чужбину, в неизвестность.

По мнению Игоря Витальевича, пока что не существует условий для возвращения большей части эмигрантов. Их идеалы, по сути своей, очень далеки от менталитета одесситов. Одесситы привыкли спокойно заниматься своими делами, вести бизнес, зарабатывать деньги. Они всегда стремятся быть вне политики, предпочитают договариваться в сложных ситуациях. Те же, кто уехал, договариваться не особо склонны. Да и вряд ли они смогут найти общие точки соприкосновения с деловым сообществом, гражданским обществом современной Украины.

В Украине на сегодняшний момент существует масса сложностей, масса проблем, но общество стремится их решать вне политической плоскости, вне противопоставления одних групп общества другим. Плюс к этому, Игорь Витальевич отметил наличие определенного консенсуса по внутриполитическому курсу в стране — курса на постепенную либерализацию экономики, демократизацию местного и государственного управления, открытость. Пока выехавшие в Россию украинцы не будут готовы принять эти ценности, диалога между ними и обществом не будет.

Задать вопрос


комментарии (1)