АНАЛИЗИРУЙ ЭТО

Комната смеха и горечи


Как СМИ освещали дела
высокопоставленных чинов СК


Максим Литаврин, 2 августа 2016

Официальной информации по поводу дела высокопоставленных чиновников из главного следственного управления Следственного комитета по Москве мало. Освещая эти события, СМИ в основном ориентируются на информацию, полученную от своих знакомых среди силовиков. Максим Литаврин отследил тенденции, как «источники, близкие к расследованию» и связанные с ними публикации пытаются то «отстирать пятно, посаженное на ведомственный мундир»* Следственного комитета, то, наоборот, нанести его репутации максимальный ущерб.


Скрытая угроза
О том, что в деле арестованного вора в законе Шакро Молодого могут появиться фигуранты из числа следователей, сайт «Росбалт» намекнул еще за шесть дней до ареста трех высокопоставленных сотрудников СК. Со ссылкой на свой источник в правоохранительных органах издание рассказало о подробностях дела Шакро и, в частности, об обстоятельствах освобождения из-под стражи одного из приближенных законника по кличке Итальянец:

«14 июня истек срок содержания Итальянца в СИЗО. Дело о хулиганстве к тому времени было передано в производство следователя СО по ЦАО ГСУ СК РФ по Москве, который просто не стал подавать в суд ходатайство о продлении срока ареста Кочуйкова. Сейчас данные факты также являются поводом для отдельных разбирательств, которые, скорее всего, приведут к возбуждению нового уголовного дела».

В этой же статье была впервые названа та самая сумма взятки в $1 млн, в получении которой позднее обвинили Никандрова, Ламонова и Максименко:

«Историю с освобождением Итальянца сотрудники ФСБ РФ и отдельные оперативники МВД РФ восприняли как личное оскорбление. Тем более, что были данные, что за его выход на свободу Шакро был готов дать $1 млн. Опера, что называется, ''закусились'' и пошли в бой», — высказал мнение источник «Росбалта».

Эта статья Юрия Вершова (в дальнейшем за его авторством был опубликован не один материал, больно бьющий по Следственному комитету), несмотря на точные прогнозы, широкого резонанса не вызвала.

Иную версию событий в тот же день, 13 июля, выдал «Коммерсантъ»: рассказывая о подробностях задержания Шакро Молодого, корреспондент Сергей Машкин со ссылкой на источник, близкий к расследованию, акцентировал внимание на совершенно других вещах. Так, описывая подельников Захария Калашова, он не упомянул ни момент с освобождением Итальянца, ни возможную связь следователей с этим фактом:

«Прежде чем брать предполагаемого главаря группировки вымогателей, полицейские начали планомерно собирать в СИЗО его подручных. Первыми еще в декабре прошлого года были арестованы "авторитет" Андрей Кочуйков (Итальянец) и рядовой член бригады Эдуард Романов. Их поначалу обвинили только в хулиганстве. Однако выяснить у них подробности вымогательства не удалось — Итальянец от любых контактов со следствием отказывается, а охранник Романов просто не был посвящен в планы организаторов преступления»
.

Захарий Калашов (Шакро Молодой) перед рассмотрением ходатайства об аресте в Тверском суде.
Фото: Антон Новодережкин / ТАСС
Задержание
Обыски в здании ГСУ СК по Москве 19 июля стали одной из самый освещаемых тем дня. Первым о новости сообщил «Московский комсомолец», ссылаясь на собственные источники в правоохранительных органах. Издание назвало имена предполагаемых фигурантов — Никандрова и Максименко — и сообщило об обысках в кабинете Дрыманова, руководителя московского управления (в результате Дрыманову не предъявили никакого обвинения). Источник МК также сообщил, что обыски связаны с делом Шакро, не уточнив каких-либо подробностей. О них рассказал «Росбалт» примерно через полчаса после публикации МК, — как и ранее, издание связало обыски с освобождением Итальянца из СИЗО. Примечательно, что «Росбалт» акцентировал внимание именно на задержании главы УСБ Максименко, который из всех троих следователей считается наиболее приближенным к Александру Бастрыкину.

Официальной информации в тот день появилось немного: Центр общественных связей ФСБ сообщил , что следователи подозреваются в превышении должностных полномочий и получении взяток от представителей криминального сообщества. В том же релизе было указано, что следственные действия проводятся «по согласованию с председателем СК РФ» Бастрыкиным и что о происходящем доложено президенту.

Вечером 19 июля Лефортовский районный суд Москвы избрал меру пресечения для троих подозреваемых — их арестовали до 15 сентября. Корреспонденты «Медиазоны» отметили, что ходатайства об аресте были подписаны следователем ФСБ Михаилом Савицким.

Официальный представитель СК Владимир Маркин, ковавший имидж комитета постоянными комментариями к резонансным расследованиям, хранил молчание. Не было каких-либо новостей и на официальном сайте СК.
Денис Никандров (в центре) после рассмотрения ходатайства об аресте в Лефортовском суде.
Фото: Артем Коротаев / ТАСС
«Самоочищение»
Пока официальный представитель Следственного комитета молчал, пресса громила репутацию его ведомства. Днем 19 июля МК изложил подробности, полученные якобы из источника в СК о генерале Никандрове. Например, о том, что его задержали на проходной СК в Техническом переулке, — что зная об операции, он ехал получать «защиту»; или о том, что он предпочитал служебной машине дорогие «иномарки с особыми номерами». Вечером 19 июля «Росбалт» выпустил статью с броским заголовком «Коррупцию в СК выявили с квадрокоптера», рассказывающую о подробностях этого дела.

«Эта была сложная работа с использованием современных технологий, благодаря которым удавалось не только прослушивать разговоры, но и читать переписку по почте. Некоторые действия подозреваемых, которые происходили в местах, где невозможно присутствие сотрудников, фиксировались с квадрокоптеров. Эти машины использовались, кстати, и при задержании Калашова», — хвастался «Росбалту» источник, вероятно, связанный с ФСБ: внимание в статье акцентируется именно на роли, которую в деле сыграли чекисты.

Эти подробности попали во многие СМИ, как и новость о том, что руководитель отдела Дрыманов за день до обысков ушел на пенсию, — об этом написал Legal.report со ссылкой на свои источники.

«Коммерсантъ» закономерно выступил с несколько иной позиции: в материале, посвященном итогам 19 июля, «Ъ» единственный из всех СМИ дал слово адвокатам авторитета Итальянца — те сообщили, что новость о возможном покровительстве Никандрова стала для них полной неожиданностью; самого же следователя, по их словам, они видели лишь «в теленовостях».

Маркин нарушил свое молчание только на следующий день, 20 июля. В своем твиттере он написал: «Стыдно и горько за то, что произошло с нашими т.н. коллегами. Это, конечно, бросает тень на СКР, но работа по самоочищению будет продолжаться!» (напомним, что дело находилось в ведении ФСБ с 19 июля, именно следователь ФСБ подписал ходатайство об аресте). Вечером в «Российской газете» вышла статья под заголовком «Тайны следствия», и она сходу защищала Дрыманова: корреспондент Наталья Козлова рассказывала о личности руководителя ГСУ СК по Москве (например, о том, что его уважительно звали Сан Саныч, или что он рисковал жизнью, «в отличие от "экспертов", которые, сидя на диване, вторые сутки строчат свои невесть откуда взявшиеся предположения об этом человеке») и что ни в какую отставку Дрыманов не уходил. Заканчивалась статья несколько неожиданно: «Порыв руководителя подать в отставку после того, что случилось, тоже понятен — задета не просто ведомственная, но и личная честь».

Эта первая открытая попытка защитить лиц, так или иначе относящихся к резонансному расследованию, выглядела на фоне публикаций «Росбалта» и МК несколько блекло. Первое издание выпустило статью (за авторством уже известного нам Вершова) с заголовком «Никандров бросил вызов ФСБ, прокуратуре и закону»: в материале изложена версия о том, что генерал знал о готовящейся спецоперации, но был уверен в своей безнаказанности. «Комсомолец» напечатал интервью со зловещим названием «Генерал ФСБ об арестах в СКР: Это только начало».
Владимир Маркин на съемочной площадке фильма «День дурака» режиссера Александра Баранова.
Фото: компания Bazelevs / ТАСС
Защита Маркина
21 июля «Коммерсантъ» стал развивать версию о «самоочищении», попутно защищая генерала Никандрова. За авторством корреспондента Машкина вышла статья под названием «Зачистку в СКР санкционировал Александр Бастрыкин», в которой подчеркивается, что первым юридическую оценку собранным на следователей материалам дал председатель СК лично, он же и возбудил это дело. Помимо этого, в материале сообщается, что следователи денег от группировки Шакро не получили, и им могут быть инкриминированы лишь превышение должностных полномочий или халатность:

«Пока в деле нет ни предполагаемого взяткодателя, ни обстоятельств, при которых генерал якобы получил $1 млн. Отметим, кстати, что и крупные суммы денег в ходе обысков, проведенных у всех троих высокопоставленных сотрудников СКР, найдены не были».

Иная версия событий появилась у «Росбалта»: в тот же день в материале «Как руководство ГСУ Москвы «ворам в законе» помогало» издание сообщило, что у Никандрова в ходе обысков все-таки были найдены 400 тысяч евро.

Член московского ОНК Ева Меркачева посетила арестованных следователей в СИЗО и написала об этом для МК. Материал вышел под шапкой «Арестованные руководители СКР сделали заявления в ''Лефортово'': ''Все плохо''. Денис Никандров написал заявление психологу и хочет молиться, Михаил Максименко впал в апатию».

В следующий раз выправить печальное положение Следственного комитета «Коммерсантъ» попытался 23 июля. В материале под названием «Военно-следственные действия» корреспондент Машкин рассказал, что у ФСБ возникли сложности с расследованием дела, и оно, возможно, будет передано назад в СК, к военным следователям:

«Взятка же, по словам собеседника "Ъ", является для следователей-чекистов "малоизученным явлением", поэтому сегодня они "всем отделом думают", как правильно организовать разбирательство по этому масштабному и сложному должностному преступлению».

24 июля в «Российской газете» вышла статья «Добро на посадку» — первая (и последняя на сегодняшний момент) официальная реакция на дело следователей председателя СК Александра Бастрыкина:

«Не буду лукавить: тема неприятная, даже болезненная. Но замалчивать ее нельзя, мы не станем зарывать голову в песок. Работа по очищению рядов СКР и всех других правоохранительных ведомств будет продолжаться и впредь».

Пока Бастрыкин рассуждал про самоочищение и борьбу с коррупцией, СМИ переключились уже на другие дела генерала Никандрова, истребованные для проверки чекистами. Так, «Лайф» опубликовал расследование о возможной связи Никандрова с группой «черных риэлторов», а «Росбалт» — о том, как следователь развалил дело о хищении 9 млрд рублей в метрополитене.

27 июля Никандрову и Максименко официально предъявили обвинение в получении взятки в особо крупном размере. На следующий день «Коммерсантъ» опубликовал http://kommersant.ru/doc/3049005 статью «Денис Никандров не брал на себя лишнего», в которой полностью отразил позицию защиты: даже при наличии корыстных интересов, Никандров и Максименко якобы не смогли бы повлиять на ход уголовного дела против людей Шакро. На следующий день «Росбалт» ответил на это статьей «Никандров не стал заводить дело о хищении денег на День Победы».
Пробуждение силы
В конце июля РБК выпустило расследование, заголовком отсылающее к последней части «Звездных войн». В нем журналисты раскрыли имя человека, стоявшего за последними резонансными расследованиями, — в том числе и за делом следователей из ГСУ. По информации издания, последние спецоперации ФСБ проводила следственная группа Сергея Королева, который в начале июля получил под свое начало Службу экономической безопасности ФСБ.
Источник: РБК
Согласно этой схеме, делом губернатора Никиты Белых, задержанного в конце июня при получении суммы в 100 тысяч евро (предположительно взятки) и делом следователей ГСУ занималась одна и та же следственная группа. «Предваряя истерику, которую поднимают в подобных случаях сторонники и соратники, хочу сразу остудить пыл: у коррупционных преступлений не бывает политического окраса. Думаю, что граждане Хорошавин и Гайзер могут это подтвердить. Перефразируя известные выражения — ''Взятка не пахнет… но иногда светится. Взятка она и в Африке взятка''. Единственное, что может гарантировать следствие, — это всесторонность и объективность расследования», — едко прокомментировал это задержание Владимир Маркин. Задержание сотрудников СК теми же людьми за подобное же преступление он прокомментировал куда более сдержанно: на момент выхода этой статьи никакой реакции, кроме твита «стыдно и горько», не последовало.

Публикация в «Коммерсанте», посвященная Дню сотрудников органов следствия, вышла под угрожающим заголовком «Александр Бастрыкин готовится разбить врагов».
«Российская политика в самом прямом значении этого слова становится по-настоящему публичной. Не выборы и не отставки, а аресты, не телевизионные дебаты, а оперативные видеосъемки — вот главные составляющие российского политического процесса», — писал колумнист Олег Кашин. Скупость официальной информации в резонансных процессах, подобных этому, делает «источники, близкие к следствию» практически всевластными: через крупные СМИ они могут доносить позицию именно своей силовой структуры. В таком контексте криминальная хроника становится политической, и наблюдать за ней иногда интереснее, чем за выжженным полем володинской демократии.
*Цитата из колонки Ирека Муртазина в «Новой газете».

комментарии (28)