ЛЮДИ

«В Рио я поеду в любом случае
— с командой или без»

Что думают российские волонтеры и болельщики, которые собрались в Бразилию, о предстоящей Олимпиаде и о допинге
На Олимпиаду в Рио-де-Жанейро не допустили 107 спортсменов из России. Это число еще может увеличиться, поскольку еще не все международные спортивные федерации вынесли свои решения. До Игр, которые начнутся 6 августа, осталось несколько дней, и пока российские спортсмены подают жалобы в арбитражные суды, ждут окончательных решений спортивных федераций или готовятся выступить под «белым флагом», в Бразилию отправилась еще одна российская команда — команда волонтеров. Добровольцы из России рассказали нам, как они относятся к допинговому скандалу, кого считают виновным, за кого будут болеть и что их мотивировало отправиться в дорогостоящее путешествие.
Никита Колпаков
23 года
Волонтерство — это легальный наркотик
Это моя вторая Олимпиада. До этого я работал волонтером в Сочи и на чемпионате мира по водным видам спорта в Казани. Волонтерство — это легальный наркотик, один раз ввязываешься, а остановиться очень сложно. Ты чувствуешь отдачу от того, что делаешь, каждый день. Поэтому люди готовы тратить на это деньги, сами за все платить и работать бесплатно.

Дорога и жилье в Рио обошлись мне в 137 тысяч рублей. Это, кстати, одно из отличий Олимпиады в Бразилии от российских игр. В Рио-де-Жанейро мы сами должны были искать себе жилье, тогда как в Сочи был отстроен целый квартал для волонтеров. А еще в Рио меньше кормят, нет специального транспорта и проблемы с безопасностью. Обо всем этом пишут в социальных группах волонтеры, которые уже прилетели в Бразилию.

Я буду волонтером функции «Протокол» — своеобразная элита среди добровольцев. ВИП-персоны, представители спортивных федераций разных стран, чиновники, члены «олимпийской семьи» — все это подопечные тех, кто работает в «Протоколе». Я буду руководить группой из 15 человек в гостиничном комплексе «Отель олимпийской семьи».

Волонтеры могут посещать спортивные соревнования в нерабочее время, но явно болеть за какую-то команду неэтично. Во время рабочих смен им, например, запрещено использовать атрибутику какой-либо страны и раскрашивать лица в цвета каких-либо флагов. Нужно быть условно аполитичным. Но очевидно, что мы будем болеть за Россию.
Никита Колпаков — о пользе от проверок на допинг
Александр Табаков
22 года
Большинство жителей Рио
о допинговом скандале вообще ничего не слышали
Я приехал в Рио несколько дней назад, буду работать оператором экрана на стадионе, где проходят соревнования по волейболу. Волонтерам в Рио предоставляют только униформу и питание, перелет и жилье они должны оплачивать сами. Билеты из Москвы и обратно я купил за две недели до вылета, заплатил 66 тысяч рублей и считаю, что мне повезло. Многие из тех, кто покупал билеты за полгода до Олимпиады, платили намного больше.

Уже в аэропорту я увидел военные самолеты, на дорогах — военные патрули и бэтээры. В общем, государство серьезно отнеслось к вопросу безопасности во время Летних игр. Но друзья все равно советуют не гулять, прятать телефоны и фотоаппараты. Я остановился у знакомого, поэтому много общаюсь с местными жителями. Большинство из них знают о России только то, что там очень холодно, а о допинговом скандале вообще ничего не слышали. Лишь один из них как-то сказал: «Жаль, что России не будет, ведь она только что сама проводила Олимпийские игры. Но, надеюсь, все будет хорошо». Так и случилось.
Александр Табаков — о том, что справедливо и что несправедливо в допинговом скандале
Александра Мельникова
21 год
То, что происходит сейчас
с нашими спортсменами, считаю несправедливым
Я еду на Олимпиаду в составе команды лингвистической поддержки. Проще говоря, это работа переводчиком на олимпийском водном стадионе. Не знаю, будут ли нуждаться в моей помощи, если российскую команду не допустят до соревнований. Но пока мне не напишут обратное, я официальный волонтер! (Мы разговаривали с Александрой до того, как было принято решение о допуске некоторых российских пловцов, а также синхронистов и прыгунов в воду).

В Рио-де-Жанейро я поеду в любом случае — с командой или без. Билеты уже куплены, стоили больше 100 тысяч, вернуть их нельзя. Так что просто буду наслаждаться Бразилией. То, что происходит сейчас с нашими спортсменами, считаю несправедливым. Во-первых, Россия не единственная страна, спортсмены которой принимают допинг. Во-вторых, некоторые спортсмены принимали определенный допинг до того, как его запретили. Теперь им запрещают участвовать, потому что они когда-то что-то приняли. Непонятна вся ситуация.

Конечно, я хочу, чтобы российская сборная принимала участие в Олимпийских играх. У нас сильные спортсмены, и они достойны участия в этом грандиозном событии.
Даниил Накашидзе
20 лет
Меня возмущает безнаказанность людей, которые должны были защищать спортсменов
Я планировал поехать на Олимпиаду в качестве болельщика еще до всех этих событий, но сомневался из-за угрозы терактов и вируса Зика. После дисквалификации наших спортсменов понял, что принял правильное решение. В Рио очень хотел посмотреть на теннисистов, поскольку сам профессионально занимался этим видом спорта; хотел поболеть и за наших легкоатлетов, а особенно за Елену Исинбаеву.

Сейчас больше всего меня возмущает безнаказанность людей, которые должны были защищать спортсменов. В интернете очень много людей делают акцент на том, что наши спортсмены предатели и сами виноваты. Все думают, что спортсмен выпил таблеток сам, подумав, что ему надо улучшить результаты. На самом деле зачастую спортсмены вообще не знают, что им дают. Это все должны регулировать люди, которым платят деньги, — Министерство спорта и РУСАДА. На мой взгляд, нужно обратить внимание, что ведомство и чиновники в этой ситуации вообще ничего не делают. Никакой защиты нет.

Бойкотировать Олимпиаду полностью бессмысленно, проще распустить всех, кто есть в Минспорта. Мою личную позицию тоже сложно назвать бойкотом, но Олимпиаду в этом году я вряд ли буду смотреть.

комментарии (3)