Невидимые звери. Почему правительство России игнорирует все требования населения о принятии законов, защищающих животных и регулирующих обращение с ними, и почему это важно для каждого

Пользовательские блоги, 13.09.2016

Комментариев: 3

По результатам опроса, проведенного Аналитическим центром НАФИ в июне 2016 года, 50% россиян, то есть половина населения нашей страны, держат хотя бы одно домашнее животное. Это как минимум 70 миллионов питомцев, живущих вместе с нами в нашей стране. Питомцев, которых мы считаем членами семьи, за благополучие которых переживаем не меньше, чем за наше собственное, и на содержание которых в месяц, по результатам все того же опроса, тратим в среднем 4,5 тысячи кровно заработанных рублей.

Видя очевидную важность этого вопроса для населения России, избранники народа из разных политических партий и с разными политическими взглядами регулярно вносили и вносят соответствующие инициативы, но чиновники, правительство и депутаты правящей партии, зарплата которым, на секундочку, выплачивается за счет взимаемых с нас налогов, почему-то никак не желают считаться с нашими требованиями защитить животных и наши права, отклоняя или зачастую попросту бойкотируя эти инициативы.

Долгие годы федеральное законодательство о четверолапых членах нашего общества ограничено одной убогой 245-й статьей Уголовного кодекса «о жестоком обращении» и тремя фактически не работающими статьями «о безнадзорных животных» Гражданского кодекса. При этом статья УК также не работает на практике: количество привлеченных к ответственности по ней в сотни раз меньше, чем число реальных случаев жестокого обращения. Есть еще несколько «подзаконных актов» разной степени свежести от нескольких федеральных ведомств — например, санитарные и ветеринарные правила о борьбе с бешенством или, скажем, постановление Совета Министров РСФСР 1980 года (!) «Об упорядочении содержания собак и кошек». Но они не образуют полной и непротиворечивой системы, и на местах их толкуют избирательно или вообще не берут в расчет, часто даже не подозревая об их существовании и актуальности.

Эксперты и юристы благотворительного фонда помощи животным «Большие сердца» проанализировали архив сайта Государственной Думы за последние 20 лет на предмет внесенных законопроектов, так или иначе имеющих отношение к животным и обращения с ними. Выяснилось, что с 1996 года в парламент было внесено 27 таких законопроектов, половина из которых — за последние три года. А сколько было принято? Ноль. НОЛЬ!

Были инициативы ввести в федеральный кодекс об административных правонарушениях ответственность за ненадлежащее содержание и выгул собак; предложения, которые бы ужесточили ответственность за жестокое обращение с животными; поправки, делающие имеющуюся статью Уголовной кодекса реально работающей, «правоприменимой»; инициативы об административной ответственности за попрошайничество с использованием животных. Были идеи, вызывавшие бурные дискуссии и споры (например, о введении понятия «опасных пород собак»), но были и законопроекты, которых мы ждем уже многие годы: например, о привлечении к ответственности за выбрасывание животных.

Невозможно отрицать, что население России требует создания полноценного федерального законодательства в отношении животных! Так почему же ни один из 27 законопроектов не был принят?

В 2014 году Дума наконец-то соизволила наделить регионы полномочиями в отношении регулирования численности бездомных животных. При этом — маленькая деталь — никто не объяснил региональным властям, как это делать. Кстати, до принятия закона субъекты РФ дважды обращались за разрешением в Думу, но федеральным законодателям было «не до того». Потребовалось довести ситуацию до крайности в нескольких регионах страны, что привело к человеческим (в том числе детским) жертвам от нападений безнадзорных собак, чтобы правительство РФ и Дума наконец обратили внимание на этот «недосмотр». В 2014 закон все-таки приняли — уж слишком громко и гневно возмущался народ, а вот рассказать, как его выполнять, не посчитали нужным.

Все остальные законопроекты либо хоронят без какого-либо внятного объяснения причин, либо откладывают в долгий ящик.

Примечательно, что ответственности за доработку проектов не несет никто. Так, вот уже пять лет в Думе пылится «в ожидании доработки», сроки которой регулярно переносятся, основополагающий закон «Об ответственном обращении с животными», принятый в первом чтении еще весной 2011 года. А ведь он должен был дать ответы на многие вопросы, которые не может разрешить никто, кроме федеральных властей. Он определяет основные гуманные принципы и эффективные подходы к обращению с животными, которых сейчас так не хватает, особенно на уровне регионов. Брошенные на произвол субъекты РФ вынуждены что-то изобретать сами, опираясь на собственное понимание (а зачастую непонимание) концепций регулирования численности животных, с подчас плачевными результатами.

Например, в Архангельской области отловленных безнадзорных животных фактически нельзя даже стерилизовать и чипировать, пока не истекут шесть месяцев содержания.

В любом случае, ни один региональный закон не может заменить федеральный, хотя бы потому что у субъектов формально нет полномочий для введения таких важнейших мер, как, например, создание системы регистрации и учета домашних животных. Системы, давно и успешно используемой во всех развитых странах мира.

Заметим, что 5 июня этого года вступил в силу приказ Минсельхоза РФ №161, предписывающий учет домашних животных, в том числе собак и кошек. Юридическая техника данного документа настолько слаба, что все прочитавшие этот документ (в том числе эксперты «Консультанта плюс», а вслед за ними и СМИ) поняли указанный в нем список, содержащий «собак и кошек», как распространяющийся на домашних животных. А теперь в Минсельхозе пояснили, что кошки и собаки, упомянутые в документе, к домашним не относятся. Это, по их мнению, только те животные (собаки и кошки!), которые работают с кинологами в армии, на таможне или в полиции, а также участвуют в выставках. В отношении таких животных и до утверждения данного перечня действовали требования об обязательном ветеринарном учете и контроле. Таким образом, Минсельхоз России не установил новых требований по учету животных, выпустив данный приказ №161. Кроме того, в нем не определен порядок этих процедур. Поэтому с указанной даты Минсельхоз не приступил к практическому проведению учета и идентификации животных. Это может быть реализовано только после утверждения «Правил осуществления идентификации и учета животных».

В любом случае, без принятия федерального закона, который устанавливал бы адекватные механизмы контроля и привлечения к ответственности за уклонение от регистрации животных, данная затея так и останется очередным «бумажным упражнением», которое будет вести лишь к нецелевому расходованию бюджетных средств.

Один из последних резонансных отказов — отказ ввести запрет на тестирование косметики на животных. Практика тестирования косметики на животных уже несколько лет назад была прекращена в большинстве развитых стран мира. В России в ноябре 2015 года законопроект был внесен в Госдуму депутатами Сергеем Дорониным («Справедливая Россия») и Игорем Игошиным («Единая Россия»). После муторного, почти годичного перекатывания бочки между Роспотребнадзором, Минздравом и Комитетом по природным ресурсам, природопользованию и экологии пришел долгожданный ответ: «Законопроект <...> Правительством Российской Федерации не поддерживается». По всей видимости, дальнейшая игра в «кто крайний» выглядела слишком нелепо, в особенности на фоне почти 374 000 граждан, подписавших созданную президентом фонда помощи животным «Большие сердца» и юристом Анастасией Комагиной петицию за запрет такого тестирования.

«Благодаря» отсутствию федерального законодательства в России сегодня:

— невозможно наказать виновных за ненадлежащее содержание и выбрасывание животного или даже доказать его принадлежность конкретному владельцу;

— невозможно ограничить и наказывать за бесконтрольное разведение животных, из-за которого миллионы никому не нужных котят и щенков ежегодно погибают мучительной смертью, а выжившие пополняют армию четвероногих бродяг;

— невозможно регулировать продажу животных;

— невозможно или крайне затруднительно привлечь владельца к ответственности за нарушение правил выгула собак;

— практически невозможно в реальности привлечь к ответственности за бесчеловечную практику собачьих боев;

— невозможно определить эффективную и гуманную для регионов стратегию решения вопроса бездомных собак, обязать создавать приюты;

— невозможно эффективно бороться с живодерством (жестокие убийства животных, в том числе несовершеннолетними, стали нормой во многих регионах страны);

— невозможно принимать по-настоящему эффективные и работоспособные местные нормативно-правовые акты, в которых коррупционная составляющая была бы сведена к минимуму.

Из-за отсутствия работающего законодательства сотни тысяч случаев «незаметной жестокости» происходят по всей России. Их видят — а зачастую и совершают — подростки и дети, в хрупком сознании которых жестокость, потребительское отношение ко всему живому и безнаказанность за содеянное устанавливаются как норма. Какое новое поколение мы воспитываем для страны, господа?

Скептики возразят: «Это проекты для благополучных времен, сейчас не до животных, ухудшается экономическая ситуация, приходится экономить, нестабильна внешнеполитическая обстановка, властям нужно думать о благополучии людей и безопасности государства». Но задумаемся на секунду: каким образом помешает стабилизации страны долгожданное узаконивание принципов обращения с животными домашними и определение четкой линии в решении острой проблемы животных бездомных?

Это не только не требует умопомрачительных затрат, но и ведет к экономии средств. Сегодня многие регионы, предоставленные сами себе и не имеющие никакого опыта и ориентиров, тратят впустую огромные бюджетные деньги на безуспешные попытки «стерилизовать всех бездомных собак» и прочие бессмысленные затеи, заканчивающиеся неизменным провалом, скандалами и бесконечными страданиями как животных, так и людей.

Именно сейчас, в трудные для страны времена, жизненно необходимо определить нравственные ориентиры для населения, особенно подрастающего. Именно сейчас важно показать россиянам, что государство в лице чиновников и избранников народа не забыло о столь наболевшей и важной для десятков миллионов граждан теме.

Исследования показывают, что, помимо экономической нестабильности, поводом к эмиграции для значительного числа наших сограждан служит именно тяжелый эмоциональный климат. Невозможно жить и пытаться построить светлое будущее для наших детей, наблюдая за бесконечными страданиями наименее защищенных категорий, не имея при этом возможности что-то изменить. Да что там изменить — у нас нет даже возможности пожаловаться в какую-либо государственную инстанцию: в России нет ни полиции по ответственному обращению с животными, ни аналогичных служб в администрациях городов.

Отметим, что остальные страны БРИКС (за исключением Китая) давно имеют общее законодательство в этой области. Так, в Бразилии первый закон о защите животных был принят аж в 1924 году, в 1934-м под защиту закона попали животные-компаньоны, а в 2014-м была запрещена значительная часть косметических тестов на животных. В Индии история законодательства о защите животных также насчитывает не одно десятилетие. В ЮАР закон о защите животных (Animal Protection Act) был принят в 1962 году, еще во времена апартеида. Тяжело и больно, что великая страна, спасшая человечество от фашизма и противопоставляющая себя «бездуховному Западу», до сих пор не имеет никакого общего законодательства о защите беззащитных и бессловесных существ.

Как результат бездействия армии чиновников, содержащихся за средства бюджета, мы имеем огромную, эмоционально значимую для десятков миллионов граждан сферу, пребывающую в состоянии почти полного правового вакуума.

Все вышесказанное приводит к выводу о том, что такое положение дел устраивает «Единую Россию» — «партию президента», как они себя позиционируют, по тем или иным причинам. Пожалуй, ни одна другая область нынешней российской жизни не имеет настолько удручающе низкого уровня правового регулирования. Намного менее значимые для общества вопросы урегулированы и зачастую даже перерегулированы, в то время как животные рядом с человеком продолжают оставаться невидимыми для закона.

d4379bf9f86a.png

Задать вопрос


комментарии (3)