Анализируй это


От горящего Дома Cоветов до Болотной площади

Как парламентские выборы меняли Россию


18 сентября, Роман Попков



Выборы в нижнюю палату парламента — Государственную думу — в постсоветской России проходили шесть раз. Каждый раз думские выборы и сопровождавшие их события изменяли страну, открывали новую главу национальной истории. Выборы могли проходить после только что окончившейся небольшой гражданской войны, — как в 1993-м. Выборы могли быть свободными и конкурентными, — как в 1995-м. Выборы могли быть разнузданной информационной войной, когда телекиллеры своим мужественным баритоном уничтожали целые избирательные блоки, — как в 1999-м. Выборы могли быть спецоперациями государства по оккупации политической жизни, — как в 2003, и в 2007-м. Выборы могли быть даже «окном возможностей» для общества, шансом освободить русскую политику от государственной оккупации, — как в 2011-м. Неизменно во всех этих случаях было одно: каждый раз политическая реальность в стране менялась.

1993 ГОД
Выборы в первую
Государственную думу
Октябрьская победа
и декабрьский разгром либералов
Забытое за 70 лет советской власти словосочетание «Государственная дума» вернулось в официальную российскую повестку 21 сентября 1993 года. В этот день был обнародован президентский указ №1400, которым Борис Ельцин, в обход действующей Конституции, прерывал полномочия Верховного совета и Съезда народных депутатов. Этим же указом Ельцин назначал на декабрь 1993 года выборы в новый законодательный орган власти Государственную думу.
Выступление Бориса Ельцина 21 сентября 1993 года: он оглашает основные положения указа №1400
В Москве тут же началось уличное противостояние между верными Ельцину силовиками и сторонниками Верховного совета. После расстрела здания парламента 4 октября деятельность ряда оппозиционных организаций, активно поддерживавших Верховный cовет, была приостановлена. Был арестован ряд оппозиционных политиков — их освободили лишь после принятой новым парламентом амнистии.
Уличные столкновения в сентябре-октябре 1993 года
Расстрел Белого дома танками и вывод оттуда арестованных Александра Руцкого и Руслана Хасбулатова
В этих условиях главными оппозиционными силами, выступавшими во время предвыборной кампании против пропрезидентского «Выбора России», стали ЛДПР и КПРФ.

В ходе телевизионной агитации в полной мере раскрылись пропагандистские таланты популиста Владимира Жириновского, ставшего главной звездой этих выборов.
Предвыборное выступление Владимира Жириновского
Предвыборная кампания КПРФ была менее яркой, но у Геннадия Зюганова был другой козырь — безальтернативность для «красного» электората. До октябрьских событий 1993 года Зюганов вообще не был фигурой первого плана в антиельцинском оппозиционном лагере: харизматичными и раскрученными уличными вожаками были Виктор Анпилов, Илья Константинов и другие арестованные лидеры октябрьского восстания.

Сторонники Бориса Ельцина были уверены в победе «Выбора России» и прочих либеральных сил. Они рассматривали декабрьское голосование как продолжение политического наступления, как развитие успеха, достигнутого в минувшем октябре. На центральном телевидении 12 декабря, в ночь выборов, готовилось телешоу — «Встреча нового политического года».
Это была действительно встреча нового политического года, даже новой политической эпохи: создавалась конструкция государственных институтов, которая будет существовать в России долгие годы. К тому же одновременно с выборами в Федеральное собрание проходил еще и референдум по новой Конституции.
Телешоу отошло от своего сценария, как только начали поступать результаты голосования. ЛДПР заняла в голосовании по партийным спискам 1-е место, получив почти 23% голосов, а пропрезидентский «Выбор России» — лишь 15,5%. В затылок «Выбору России» дышала КПРФ с 12% голосов.

Для российских либералов такие результаты были шоком — они потерпели первое крупное политическое поражение за все время существования новой России. «Встреча нового политического года» была сорвана. Приглашенные на шоу представители творческой интеллигенции кричали, плакали и говорили о победе фашизма. Владимир Жириновский ходил с толпой улыбающихся партийцев среди накрытых праздничных столов и заявлял сторонником Ельцина, что это для них «не праздник, а поминки».
«Встреча нового политического года», 12 декабря 1993 года
С учетом депутатов, прошедших по одномандатным округам, «Выбор России» имел в Госдуме фракцию, равную по численности фракции ЛДПР — 64 мандата. У коммунистов с учетом одномандатников было 42 места, а у близкой к КПРФ Аграрной партии — 37 мандатов.

Помимо «Выбора России» в Думу попали и другие демократические силы — «Яблоко», Демократическая партия Николая Травкина, «Партия российского единства и согласия» Сергея Шахрая. И все же первая постсоветская Государственная дума имела мощную оппозиционную составляющую. А первым спикером Госдумы стал поддерживаемый оппозицией Иван Рыбкин — один из создателей Аграрной партии.
Выборы 1993 года показали, что в обществе растет раздражение социально-экономическими последствими рыночных реформ, а левые и национал-популистские силы после октябрьского поражения не маргинализируются, а, напротив, будут увеличивать свое влияние.

Вместе с тем новая ельцинская Конституция, сконцентрировавшая огромные полномочия в руках президента и ослабившая парламент, страховала Кремль от продолжения драматической борьбы ветвей власти, шедшей в 1992-1993 годах.

Уже в годы правления Владимира Путина политолог Станислав Белковский отмечал, что именно в первой половине 90-х годов Россия перешла к «опытной эксплуатации нынешнего авторитарного режима».

1995 ГОД
Выборы во вторую
Государственную думу
Красный парламент, красный пояс
Первый состав Госдумы имел усеченные по времени полномочия — следующие выборы проходили не через четыре года, как в последующем, а через два.

На этот раз пропрезидентские силы не воспринимали очередное свое поражение столь эмоционально, как 12 декабря 1993-го.

На протяжении двух лет после первых думских выборов пропрезидентские медиа создавали Владимиру Жириновскому зловещую славу «могильщика демократии», много писали о «веймаризации России» и «новом 1933 годе», имея в виду печальный опыт прихода к власти нацистов в Германии.
Дебаты Владимира Жириновского с Борисом Немцовым
Но ЛДПР не смогла повторить свой успех, довольствовавшись сравнительно скромными 11% голосов. Выборы 1995 года сделали зюгановскую КПРФ главной оппозиционной силой страны и главным кошмаром сторонников рыночных реформ. Компартия по партийным спискам получила 22% голосов, а с учетом многочисленных коммунистов-одномандатников собрала в парламенте гигантскую по тем временам фракцию — 157 человек.

Тогдашняя наспех созданная партия власти — «Наш дом Россия» во главе с премьером Виктором Черномырдиным — получила всего 10% по партспискам и 55 депутатских кресел в Думе.
Выборы 1995 года стали стартом для президентской предвыборной кампании, в которую сторонники тяжелобольного Бориса Ельцина вступали в худшей форме из всех возможных.

Позднее олигарх Борис Березовский признавал, что именно выборы 1995 года и триумфальная победа КПРФ показали ельцинистам, что «если не противостоять этому, то будет мощнейший откат назад», в советское прошлое.
Борис Березовский рассуждает о выборах 1995 года
Сторонники либерального рыночного пути в декабре 1995 года осознали весь масштаб пропагандистских и организационных усилий, необходимых для победы над Зюгановым. С огромным трудом задача была выполнена — правление Ельцина в 1996 году продлили еще на три с половиной года.

Но вплоть до начала 2000-х КПРФ в целом сохраняла позиции самой мощной оппозиционной партии. Появилось понятие «красный пояс» — своеобразная коммунистическая Вандея, состоящая из регионов с красными губернаторами и красными заксобраниями. Оппозиционная Госдума постоянно атаковала Ельцина то угрозой импичмента, то блокировками кандидатуры премьера, и четыре года была постоянным раздражителем для Кремля.

1999 ГОД
Выборы в третью
Госдуму
Война, телекиллеры и первая успешная
кремлевская партия
Парламентские выборы 1999 года проходили в условиях Второй чеченской войны и трансформации ельцинской России в Россию путинскую. Теперь главной проблемой для Кремля, осуществлявшего операцию «преемник», была не КПРФ, а блок могущественных глав регионов и других представителей российского истеблишмента — «Отечество — вся Россия» (ОВР).

Блоку Лужкова-Примакова удалось даже на какое-то время потеснить в рейтингах популярности КПРФ и выйти осенью 1999-го на первое место.

На выборах 1993-го и 1995 годов пропрезидентские партии терпели поражение. Вновь, как и во время президентской кампании 1996-го, Кремлю был нужен искрометный креатив и железная политическая воля для того, чтобы разгромить врага. Борис Березовский, глава президентской администрации Александр Волошин и пресловутая ельцинская «Семья» в короткие сроки создают новый прокремлевский блок «Единство», начинают переманивать туда губернаторов из ОВР. Список «Единства» возглавляет самый популярный министр — глава МЧС Сергей Шойгу. Михаил Зыгарь в своей книге «Вся кремлевская рать» пишет, что уговаривать Шойгу возглавить «Единство» пришлось самому Ельцину.

Предвыборная кампания проходила очень нервно и очень грязно, в условиях ожесточенной информационной войны между телеканалом ОРТ, принадлежавшим Березовскому, и НТВ, поддерживавшим Примакова. Одним из символов кампании 1999 года стал журналист ОРТ Сергей Доренко, с демоническим талантом методично «мочивший» в телеэфире блок ОВР и его лидеров — Лужкова и Примакова.
Эфир Сергея Доренко о блоке «Отечество — вся Россия»
Блок ОВР проиграл информационную войну. Прокремлевский (де-факто пропутинский) блок «Единство» получил 23% голосов, всего на один процент отстав от терявшей актуальность КПРФ. Это был немыслимо высокий по тем временам результат для партии власти. ОВР получил всего 13% голосов. Новый либеральный блок СПС получил 8,5%, жириновцы и «Яблоко» — почти по 6%.
Предвыборный ролик движения «Единство» с Теремком в 1999 году
Предвыборный ролик «Единства» с Владимиром Путиным
Группа Лужкова-Примакова зализывала раны этого болезненного поражения, думая над реваншем на президентских выборах, которые должны были пройти летом 2000-го. Но 31 декабря 1999 года Ельцин внезапно ушел в отставку, и его кабинет в Кремле занял Владимир Путин. Президентские выборы прошли не летом, а в марте, после чего началась новая глава в российской истории.











2003 ГОД
Выборы в четвертую
Государственную думу
Конец парламентского могущества КПРФ
и изгнание из Госдумы либералов
Владимир Путин был президентом уже почти четыре года. И все это время он продолжал укреплять «властную вертикаль». На парламентские выборы 2003 года Кремль выходил с первой настоящей партией власти — монолитным профсоюзом чиновников, основой которого было «Единство», проглотившее и переварившее блок ОВР, так и не оправившийся от позорного поражения в 1999 году.
Владимир Путин был президентом уже почти четыре года. И все это время он продолжал укреплять вертикаль власти. На парламентские выборы 2003 года Кремль выходил с первой настоящей партией власти — монолитным профсоюзом чиновников, основой которого было «Единство», проглотившее и переварившее блок ОВР, так и не оправившийся от позорного поражения в 1999 году.

Имея фактически полный контроль над телевидением и ничем не ограниченный административный ресурс, «Единая Россия» получила на выборах 37 %. КПРФ была ослаблена изящным политтехнологическим ударом администрации президента, которая ввела в игру блок «Родина» во главе с Рогозиным и Глазьевым. «Родина» в ходе своей агрессивной национал-популистской кампании увела у КПРФ часть электората и прошла в думу с 9%
Предвыборный ролик блока «Родина» в 2003 году
голосов. Коммунисты получили только 11% — это был конец их парламентского могущества, длившегося 10 лет.

Одним из главных результатов выборов было вытеснение из парламента демократических сил. Ни думский долгожитель «Яблоко», ни довольно удачно выступивший на выборах 1999 года Союз правых сил не преодолели на этот раз пятипроцентный барьер.

Именно в период предвыборной компании 2003 года начинает формироваться радикальная антипутинская оппозиция. В то время законодательство еще не запрещало агитировать за бойкот голосования, и Национал-большевистская партия (ныне признанная экстремистской и запрещенная) призывала игнорировать «путинские выборы». В августе 2003 года тогдашний глава Центризбиркома Александр Вешняков во время одного из политических выборов стал жертвой нацболов — чиновник был был облит майонезом, а по залу были раскиданы листовки с лозунгами: «Вешняков, кончай этот фарс!» и «Честных выборов не будет!»

В январе 2004-го либералы во главе с Гарри Каспаровым сформировали «Комитет-2008» — для проведения в 2008 году «свободных и демократических» президентских выборов». Тем самым признавалось, что в 2004 году свободные президентские выборы проведены быть не могут. Впоследствии НБП и «Комитет-2008» станут фундаментом радикально-оппозиционной коалиции.
После выборов «Единая Россия» провела свой триумфальный «съезд победителей» в гостинице «Россия» — партия власти праздновала завоевание контроля над парламентом. Праздник был несколько омрачен нацболами, которые закидали главного единоросса, главу МВД Бориса Грызлова яйцами. Но «продуктовая атака» оппозиционеров не помешала Грызлову сесть в кресло спикера Госдумы. Грызлов будет присматривать в нижней палате парламента за порядком на протяжении восьми лет.
Акция прямого действия нацболов: метание яиц в Грызлова
2007 ГОД
Выборы в пятую
Госдуму
Апофеоз войны с «оранжевой чумой»
С 2004 года Кремль находился в перманентном стрессе из-за волны цветных революций, накрывшей постсоветское пространство. Если «Революция роз» в Грузии особого беспокойства не внушила, то «Оранжевая революция» в Украине была воспринята Владимиром Путиным как вызов и угроза. «Тюльпановая революция» в Киргизии усилила панические настроения. Страхом перед экспортом цветной революции была обусловлена вся внутренняя политика Кремля в середине 2000-х. Ситуация усложнялась тем, что Владимиру Путину в 2008 году нужно было уступить президентский пост преемнику.
Усилиями государственной пропаганды выборы 2007 года, по сути, превратились в плебисцит по вопросу безоговорочного доверия Владимиру Путину. Он пересаживался в кресло премьера, но оставался «национальным лидером» и гарантом существования всей выстроенной им модели управления государством и обществом.

Системная оппозиция играла на выборах роль безропотного статиста, а несистемная оппозиция, объединившаяся
Агитролик «Единой России» 2007 года о том, как «Россия сама себя кормит»
в коалицию «Другая Россия», не смогла выработать действенную стратегию борьбы.

Самой массовой акцией оппозиции стал «Марш несогласных» в Петербурге, прошедший за девять месяцев до выборов. В марше приняли участие более 10 тысяч человек, акция закончилась столкновениями с ОМОНом.
«Марш несогласных» 3 марта 2007 года в Санкт-Петербурге
В результате выборов «Единая Россия» получила 64% голосов (выборы по одномандатным округам не проводились). Помимо партии власти в Думу попали только КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР.

На 2007 год пришелся пик уличной активности движения «Наши» и других прокремлевских молодежных организаций, проводивших в Москве и других крупных городах митинги. Таким образом созданные замглавы администрации президента Владиславом Сурковым структуры отрабатывали тему противостояния «оранжевой угрозе». Оппозиционная коалиция «Другая Россия», так и не сумевшая стать «оранжевой угрозой», в 2008 году погрязла во внутренних склоках и фактически распалась.







2011 ГОД
Выборы в шестую Госдуму
Великий зимний страх
В отличие от 2007 года, на выборах 2011-го у оппозиции была пригодная к практическому применению стратегия. Была инициированная Алексеем Навальным кампания «Голосовать за любую партию, кроме "Единой России"» плюс массированное участие в выборах наблюдателей, фиксировавших нарушения.
Выборы 2011-го: нарушения, зафиксированные на участке №152-02
Показатели «Единой России» снизились до 49%, но даже эта цифра была достигнута при помощи масштабных фальсификаций, которые вызвали волну самых массовых с 1993 года уличных протестов.
19.9%
Коммунисты
13.94%
«Справедливая Россия»
11.67%
ЛДПР
Митинг на проспекте Сахарова в Москве 24 декабря 2011 года против фальсификации выборов

Митинг на Болотной площади в Москве 10 декабря 2011 года против фальсификации выборов
Произошел первый с момента прихода Путина к власти масштабный политический кризис. Он преодолевался сперва чередой уступок (упрощение регистрации партий, возврат выборов по одномандатным округам и выборов губернаторов), а затем ужесточением политического режима и нарастающими репрессиями.

После великого зимнего страха 2011-2012 годов власти сделали все, чтобы этот кризис больше не повторился.

Многолетний демиург российской внутренней политики Владислав Сурков был отправлен курировать ополченцев Донбасса. Его место в администрации президента занял 27 декабря 2011 года менее претенциозный, но более хитроумный саратовец Вячеслав Володин.

Наказание за любые несанкционированные властью уличные акции было многократно усилено. Партии системной оппозиции были превращены в верных сателлитов Кремля, из-за чего стратегия «Голосуй за любую партию, кроме "Единой России"» потеряла всякий смысл. Наиболее яркие оппозиционные лидеры были или выдавлены в эмиграцию, или лишены пассивного избирательного права при помощи многочисленных уголовных дел.
В марте 2016-го произошла еще одна важная кадровая замена. Странный (и, по некоторым признакам, маловменяемый) Владимир Чуров был заменен на посту главы ЦИК тактичной интеллигенткой Эллой Памфиловой. Она умеет вежливо общаться с оппозиционными активистами.
Выборы 2016 года наступают в политической реальности, сформированной в результате потрясения 2011-2012 годов. Изменится ли — и в какую сторону — политическая реальность в результате выборов 2016-го, — покажут ближайшие дни.

комментарии (11)