МЕСТО ДЕЙСТВИЯ

Страх и отвращение
в Выборге

Как город, переживший несколько войн и революций, погибает в мирное время

Андрей Коломойский, 30 сентября 2016
Основанный в 1293 году регентом шведского короля Торгильсом Кнутссоном город Выборг — уникальное явление не только на карте России. На его относительно небольшой территории есть не менее трех сотен объектов исторического наследия, созданного местными жителями — шведами, финнами, русскими.

Многовековой размах архитектурной застройки гармонично объединил здесь и единственный в России западноевропейский средневековый замок, и более позднюю неоготику, и романтизм, и изящный северный модерн, и функционализм ученика великого финна Уно Ульберга — Алвара Аалто, который превзошел учителя и оставил городу мировой шедевр — революционно-новаторскую библиотеку, названную теперь его именем.
Медная гравюра с видом Выборга. Швеция. 1709 год.
Город окружен парками, два из которых претендуют на мировое значение: парк Монрепо, созданный династией русских интеллектуалов, баронов Николаи, и Папульский парк, над которым в последней четверти XIX века работал главный садовник Выборга Карл Матиас Рамстрем по проекту стокгольмского архитектора Райдберга.

За столетия истории Выборга через него прошли многие войны, но большая часть архитектуры уцелела и кропотливо восстанавливалась поколениями горожан. Только в войнах 1939—1944 годов пострадало около
80% городских построек. Но финское правительство даже во время войны
(1941—1944) успело многое из разрушенного отреставрировать, многое из недостроенного достроить.

Советские власти также подошли к культурному богатству Выборга ответственно: буквально в первый год «Выборга советского» под охрану был поставлен ландшафтный Папульский парк, началось восстановление архитектурного наследия. Делалось это, по бедности, не всегда толково, но тем не менее послевоенный
Выборг сохранил больше исторической застройки, чем послевоенный Хельсинки.
Жемчужина Выборга — библиотека Аалто — простояла, пустуя, до 60-х годов, однако благодаря хлопотам выборгского архитектора Александра Швера произошел
прорыв не только в деле восстановления архитектуры, но и прорыв политический: выборгские власти обратились к правительству Финляндии с просьбой предоставить чертежи библиотеки для ее реставрации, и Финляндия пошла навстречу. Это был едва ли не первый случай подобной международной культурной кооперации.

От лихих 1990-х
до жарких 2000-х

В 1990-х центральная улица Старого (средневекового) города была продана на корню. Под приватизацию ушли дом Говинга — лучший образец cеверного модерна, построенный Карлом аф Сегерштадтом, классицистический Дворец губернатора, поразительная промышленная архитектура Уно Ульберга, величавый гранитный дворец Хакмана, десятки других уникальных зданий. Все они были приватизированы и брошены. Десятилетиями из них тащили двери и паркеты, изготовленные из редкой и ценной древесины, изящные лестничные ограждения и балконы ручной ковки, сотни изразцовых каминов и печей, работы известнейших мастеров выкорчевывались, срубалась со стен и потолков элегантная лепнина.
Дом Говинга в настоящее время. Все, что осталось от квартала c застройкой
XVIII—XIX вв.еков, шесть из семи зданий которого (неоготика и неоромантизм) находились под охраной. Сравнительно с масштабами Петербурга это равно уничтожению половины Невского проспектаФото: alvakaron.blogspot.ru
Хотелось бы написать — «при безучастии местных властей», но это было бы неправдой: власти участвовали. В то время, пока дом Говинга находился в руках выборгских властей, все, что попало в опись сохранившегося, из здания исчезло.
Дом Теслефа был воротами в город, которые открывались и с суши, и с моря. Сгорел 13 июля 2014 года, на следующий день после передачи здания Министерством обороны выборгскому муниципалитету. Попытки поджога этого здания фиксировались и ранее. Фото: vyborg-press.ru
И тогда родилась новая выборгская традиция — пожары. Дом Говинга горел всю ночь
на 28 июня 2009 года, пока перекрытия здания не рухнули. Ни один из чиновников на пожар не приехал и событие не прокомментировал.
Здание кордегардии, построенное у Фридрихсгамских ворот (в его возведении принимал участие
«арап Петра Великого» — дедушка Пушкина Абрам Ганнибал) горело дважды — 27 февраля 2013 года и 21 октября 2013-го.

На берегу залива горделиво высилось здание, построенное архитектором Фредриком Теслефом.
Его фасад был одним из тех, чья умеренная и элегантная роскошь встречает гостей города. В советское время в здании квартировал штаб 30-го Гвардейского корпуса. Министерство обороны долго передавало эту величественную постройку, имеющую большой объем обременений, выборгским городским властям. Строение сгорело солнечным летним днем на глазах сотен зевак, наблюдавших, как пожарные не тушили его, пока интерьеры нескольких этажей не выгорели полностью. Это случилось 13 июля 2014 года, ровно на следующий день после того, как Минобороны передало здание муниципалитету.

Эти пожары дают некоторую почву для мрачных подозрений, но есть и прямые факты преступлений.

Сердце города под ковшом

Старый Выборг занимает небольшое пространство —
примерно 550×500 метров. В самом его сердце, в квартале,
ограниченном улицами Красина, Сторожевой, Красноармейской и Крепостной, находилось семь зданий, шесть из которых, построенных в традиции неоготики и неоромантизма, были выявленными объектами культурного наследия, подлежащими охране.
На фото: Все, что осталось от квартала c застройкой XVIII—XIX вв.еков, шесть из семи зданий которого находились под охраной. Сравнительно с масштабами Петербурга это равно уничтожению половины Невского проспекта
В постсоветском Выборге весь квартал продали скрывшимся впоследствии людям. Годы он пустовал. Затем, как обычно, в тайне от общественности, муниципалитет отсудил здания себе — в расчете на перепродажу. Перепродать не удалось, но денег, хоть каких-то, видимо, очень хотелось.

В апреле 2013 года выборжанам открылась картина: экскаватор полностью снес здание на углу улиц Сторожевой башни и Красноармейской, выкорчевал многотонные гранитные блоки фундамента и, вгрызаясь в тело квартала, дошел до самой его сердцевины.


Снесенное здание на углу улиц Сторожевой Башни и Красноармейской. Фото: www.vyborg.to
Для объяснения сноса задним числом неуполномоченными лицами была изготовлена бумажка, из которой следовало, что со здания на углу улиц Красина и Крепостной (противоположного тому, с которого начали сносить квартал) упал кирпич, и это несет грозную опасность для горожан, а преодолеть ее можно только полным сносом всего квартала вместе с фундаментами зданий.

После выступлений международного ИКОМОС, сотен публикаций в российской и иностранной прессе, пары городских митингов против надругательства над Выборгом в город прибыл губернатор Александр Дрозденко. Он был грозен и отчетлив: «Виновные понесут наказание, квартал будет восстановлен, на все сносы в Выборге объявляется мораторий». Кроме того, губернатор посулил найти деньги на восстановление Выборга.

Фото: Алексей Сочнев
Губернатор уехал, а в Выборге дело сохранения историко-культурного наследия было торжественно передано общественности, которую возглавил городской голова Александр Лысов, тот самый, что отдал приказ о сносе квартала и при котором город горел ярким пламенем.

Кредитная история спасения

Тем временем появились слухи, что правительство России берет миллиардный кредит у Международного банка реконструкции и развития на восстановление Выборга. На шелест долларов МБРР слетелась хорошо известная своим аппетитом стая исследователей и разработчиков всяких концепций и подходов. Вперед всех прорвалась контора «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские» (ЦНРПМ). Лицензию на осуществление деятельности с перечнем выполняемых работ ЦНРПМ выдал ныне находящийся под стражей замминистра культуры Григорий Пирумов. В техническом задании Минкульта от 18 сентября 2014 года указан срок выполнения работ — 25 октября 2014 года. То есть менее, чем за полтора месяца (включая выходные) необходимо было выполнить осмотр технического состояния зданий, сделать фотофиксацию и подготовить научно-проектную документацию со сметой-калькуляцией по почти 300 объектам Выборга, включая не только отдельные здания, но и целые комплексы.

Менее чем за месяц эта контора создала проектную и сметную документации, исчислив с точностью до копейки, что на восстановление Выборга требуется 28 502 704 442 рубля и 65 копеек. Логично предположить, что всех экспертных сил планеты не хватит, чтобы проделать такую работу в названные сроки. Для понимания этого не нужно быть министром культуры, но такой министр в стране есть, и он эту «концепцию восстановления Выборга» подписал.

В Выборге, авторы, похоже, даже не показывались. Иначе откуда в проектно-сметной документации появились перлы типа «ремонта каменных полов и балконной части» Часовой башни, в которой нет ни каменных полов, ни балконной части? Или острая необходимость «рытья нескольких шурфов в грунте» для исследования той же башни, выразительно стоящей на голой скале? Под эти исследования и под такие калькуляции были написаны технические задания и объявлены конкурсы на производство работ.
Вид на часовую башню на одной из улиц Выборга. Фото: Александр Рощин / ТАСС
Пока шла возня за деньги на восстановление города, сам город продолжал разваливаться.

В Выборгском замке трижды обрушился южный крепостной вал, выстоявший и под ударами артиллерии Петра, и под советскими бомбардировками. Губернатору Дрозденко это очень не понравилось. Подозвав к себе главу выборгской муниципальной администрации, он приказал исправить все за два дня. Выборгские чиновники справились с задачей. За несколько часов, как бог на душу положит, рабочие всадили в вал выпавшие камни, связав их портлендским цементом. Эта работа, без проекта и на особо охраняемом объекте культуры федерального значения, да еще с использованием строго запрещенного цемента, по закону является преступлением.

На Батарейной горе окончательно разрушилась весомая часть величественных Восточно-выборгских укреплений, построенных русским архитектором Эдуардом Тотлебеном, героем Крыма и автором укреплений, защитивших Севастополь со стороны моря. Для строительства этих укреплений в граните были вырублены огромные кессоны, в которых располагались пороховые погреба. Сами погреба, искусно возведенные в XIX веке из уникального красного кирпича, неплохо сохранились до наших дней. Но в январе 2010 года на должность директора парка культуры и отдыха, находящегося на территории этой крепости, был назначен бывший мэр Выборга Александр Буянов. Авиатехник по образованию, Буянов оказался хозяином рачительным — за время его руководства ЦПКиО аттракционы парка были сданы в металлолом. Вместе с ними пропали и свинцовые кровли пороховых погребов, построенных Тотлебеном. Кладка погребов стала мокнуть, кирпич — разрушаться; здание в конце концов рухнуло. А Буянов получил новое назначение — директором парка Монрепо, на восстановление которого было выделено $ 23 млн.
Парк Монрепо, 1902-1904 год. Фото: Сергей Проскудин-Горский
Сердцем парка Монрепо являются немногие из сохранившихся там зданий — усадьба и библиотечный флигель. За время правления Буянова в парке не было ни одной попытки спасти эти постройки. Деньги на реставрацию, по словам Буянова, ушли на дендрологические исследования (!), строительство забора вокруг парка, вход в который Буянов сделал платным, и проект организации перемещения по парку туристов на электромобилях. Здесь остается добавить только один факт: Монрепо — парк ландшафтный. В нем есть лишь одна грунтовая дорожка, длиной метров в сорок, остальное — тропинки в скалах.

$ 23 млн — сколько это на реставрацию Монрепо, много, мало? Для сравнения приведу простой пример: полная реставрация гигантского римского Колизея, с тотальной очисткой всех поверхностей сооружения, с лечением каждой трещинки, возникшей в его кладке за 21 век, обошлась менее, чем в 20 млн евро. Недолго осталось жить парку Монрепо, шедевру ландшафтного дизайна мирового значения.

Смерть Папульского парка

Еще хуже пришлось знаменитому выборгскому
Папульскому парку, в прошлом — любимому месту отдыха горожан. Структура парка выстраивалась веками, гармонично дополняя построенное ранее. Кроме удивительной красоты пешеходных дорожек, текущих сквозь естественные и рукотворные скальные ландшафты, парк славился своими вековыми соснами, скрывающими под собой душистые малинники.
На фото: Папульский парк, осень 2015 года. Уничтожение парка уже в первые дни строительства измерялось гектарами. Были повалены сотни вековых сосен, высаженных по проекту парковых архитекторов. Общие дендрологические потери измеряются в тысячах деревьев
Смотровая башня на вершине Папульской горы
На вершине Папульской горы была возведена футуристическая смотровая башня, откуда до 1939 года выборжане любовались городом. К парку был пристроен уютный стадион, где тренировался, например, олимпийский чемпион Пааво Нурми, на уступе над заливом Уно Ульберг построил модернистский безалкогольный ресторан. Неподалеку располагалось необычная водонапорная башня, поражающая сочетанием северной красоты и функциональности.

В приказе Министерства культуры РФ от 20 января 2015 года № 119 «Об утверждении границ территории и предмета охраны исторического поселения федерального значения город Выборг Ленинградской области» в разделе «Исторически ценные градоформирующие объекты» «Комплекс ''Парк на горе Папула''» числится под 218-м номером. В разделе «Планировочная структура, включая ее элементы» статус парка оговорен дважды — как природоохранная зона и как «периферийный ландшафтный парк», вся структура которого должна быть сохранена.

В 2014 году парк начали активно вырубать, прокладывая через него линию электропередачи к виллам местных толстосумов, чем обогатили город новыми доминантами — 45-метровыми вышками ЛЭП. А в 2015 году в парк пришел хищник покрупнее — РЖД решили строить переезд через железнодорожные пути. Его можно было возвести прямо по ходу Смирновского шоссе, огибающего парк, но тогда, по прикидкам, стоимость строительства не превысила бы 200 млн рублей. Это не деньги, как сказал мне один чиновник из РЖД. Поэтому поступили проще — взяли эксперта, состоящего в трудовых отношениях с подрядчиком, получили от него заключение о том, что большая часть парка больше не парк, и проложили шоссе прямо по середине ландшафтных зон, охраняемых законом. А сейчас уничтожают скальные участки парка. Вырублены тысячи деревьев. Парка, собственно, уже не существует — он убит.
Большая часть описанного выше относится к тому периоду истории города, когда он получил охранный статус «исторического поселения» и был защищен всеми мыслимыми приказами Минкульта. Было создано целых два наблюдательных совета по сохранению Выборга, при местной власти и губернаторе.

Газета «Санкт-Петербургские ведомости», оценивая нелепицы и курьезы при восстановлении Выборга, назвала формулу происходящего на этой ниве: «Объяснений может быть два — полная неосведомленность или же коррупция». Уверен — правдиво и то, и другое.

Страх за Выборг и отвращение к тем, кто превращает процесс восстановления в грызню у корыта, — это не только ощущения журналиста Коломойского. В самый разгар дележки денег на реставрацию Выборг попал в число 50 мировых объектов истории и культуры, находящихся под угрозой исчезновения. Список таких объектов раз в два года составляет влиятельная международная организация World Monuments Watch (Всемирный фонд памятников). И даже после этого ряд объектов, подлежавших восстановлению, исчез навсегда. Сейчас международная экспертная группа опубликовала важный документ — Heritage Alert: это всемирный сигнал тревоги, сообщающий ЮНЕСКО об уничтожении Выборга. По мнению экспертов ИКОМОС, Выборг уже прошел точку невозврата — прежнего города больше не будет.
Папульский парк, июнь-июль 2016 года. Уничтожение скальных ландшафтов: взрывными работами альпийские пейзажи и остатки старинной архитектуры, пережившие революции и войны, сравняли с землей

комментарии (14)