ФОТОИСТОРИЯ

Пустошь памяти


Проект Светланы Булатовой о месте захоронений жертв сталинского террора



31 октября 2016 года
В 1937–1938 годах по всему СССР стали возникать кладбища, которые десятилетиями не были указаны ни на одной карте, хотя на них покоились десятки тысяч людей. Здесь хоронили, едва присыпав землей, жертв «Большого террора». О тех событиях спорят до сих пор, но эти места, мало отличающиеся от обычных лесов и полей, сами стали памятниками жертвам. Сюда приходят родственники замученных людей, которые доказывают: память жива. Одно из таких кладбищ — Левашовскую пустошь — запечатлела в своем фотопроекте Светлана Булатова
«Могила, арестантская общая могила, каменная яма, доверху набитая нетленными мертвецами еще в 1938 году, осыпалась. Мертвецы ползли по склону горы, открывая колымскую тайну. На Колыме тела предают не земле, а камню. Камень хранит и открывает тайны. Эти могилы, огромные каменные ямы, доверху были заполнены мертвецами. Нетленные мертвецы, голые скелеты, обтянутые кожей, грязной, расчесанной, искусанной вшами кожей. Камень, Север сопротивлялись всеми силами этой работе человека, не пуская мертвецов в свои недра», — описывал Варлам Шаламов одну из общих могил зэков, случайно открывшуюся из-за осыпавшегося камня.

Колыма — далеко не единственное место в России, где такие могилы и места массовых захоронений заключенных ГУЛАГа врываются в пространство обыденной жизни. Солженицын указывал: «архипелаг ГУЛАГ» протянул свои щупальца повсюду. Зэки трудились не только на золотых приисках Севера и таежных лесоповалах: они строили сталинские высотки и большие шоссе, заводы-гиганты и метрополитен. Там же и умирали — их могилы есть везде.

В 12 километрах от карельского Медвежьегорска на 10 гектарах расположился огромный Сандармох, где были расстреляны 9,5 тысяч человек. В туристических Соловках на месте разгромленных захоронений заключенных стоит поклонный крест. В Москве не только окраинный Бутовский полигон — место памяти жертв «Большого террора». На Донском кладбище установлены сотни кенотафов в память о расстрелянных в 1937—1939 годах людях, чьи тела были сожжены в крематории, а прах свален в общую яму.

Подобное место есть и в Ленинградской области — Левашовское мемориальное кладбище, открытое в 1989 году. Чаще его называют Левашовской пустошью.

Эта территория, поросшая соснами, была засекречена вплоть до конца 1980-х годов: здесь покоились более 40 тысяч жертв сталинского террора, убитых в 1937—1953 годы. Плохо присыпанные землей могилы зарастали мхом, кустарником и деревьями. Когда территорию наконец открыли для родственников замученных людей, то отыскать кого-то стало невозможно.

Не все из приходящих сюда 30 октября в День памяти жертв политических репрессий могут быть уверены, что здесь покоится прах их родственника. Пустошь — место общей национальной памяти.

Фотограф Светлана Булатова считает, что фотографии позволяют передать не столько трагедию погибших, сколько память о них.

«Историю Левашовской пустоши хочется рассказать с помощью фотографий. Это место особенное. На территории кладбища большое количество фотографий репрессированных. Во время работы над проектом я старалась переснять фотографию с каждого надгробья: за казенным языком аббревиатур приговоров проступает судьба каждого пострадавшего», — говорит Булатова.
На Левашовской пустоши погребено 46 711 человек, среди которых 40 485 жертв политических репрессий. В 1937 здесь были расстреляны 18 719 человек, в 1938-м — 20 769, с 1939-го по 1954 год — 716 человек.
Музей Левашовской пустоши расположен в бывшем караульном здании. Музей небольшой, большая часть экспонатов — фотографии репрессированных, документы, вырезки из газет. В прошлом году Левашовское мемориальное кладбище было признано объектом культурного наследия.
Тамара Ивановна у нагробия свекра,
Бальчевского Витольда Ромуальдовича
Тамара Ивановна рассказывает, что отец ее мужа был арестован в Ленинграде по доносу, затем сослан на Колыму, где и погиб. Памятное надгробье семья решила установить на Левашовском кладбище. Документы по делу свекра ей удалось получить только сейчас. Тамара Ивановна признается, что ей тяжело изучать протоколы допросов.
В будние дни кладбище посещают редко, но и в это время здесь можно встретить посетителей и экскурсионные группы
Людмила Альбертовна и ее муж приходят в Левашовскую пустошь, чтобы почтить память дяди и дедушки, которые были расстреляны по «национальному признаку» — как крестьяне из эстонского поселения. Отец Людмилы Альбертовны узнал о судьбе своих отца и брата из газеты «Вечерний Ленинград», в которой публиковали списки репрессированных.
Сведения о месте погребения расстрелянных не указывались, поэтому в Левашовской пустоши может быть погребен каждый из около 50 тысяч расстрелянных в Ленинграде в период сталинских репрессий 1937−1953 годов
На Левашовском кладбище каждый год появляются новые надгробья. Среди них — памятник глухонемым жертвам политических репрессий. Рядом на дереве приколочена фотография Алексея Константиновича Павловича (1910−1937) — глухонемого слесаря-механика шестого разряда завода «Красная заря». Он был арестован 14 октября 1937 года, расстрелян 24 декабря того же года. Реабилитирован в 1956-м.
Установку мемориальных знаков родственники погибших в годы террора начали в 1989-м. Сейчас здесь размещено более тысячи персональных надгробий
Левашовскую пустошь часто посещают с панихидами представители религиозных общин Петербурга
Левашово — один из трех могильников НКВД–МГБ, сохранившихся в первоначальном виде. Два других расположены в Подмосковье: Бутовский полигон и Коммунарка. По официальным данным, в Левашове не расстреливали, только хоронили, но по показаниям свидетелей, выстрелы были слышны из-за забора. Полного расследования тех событий не проведено до сих пор.
15 мая 1996 года напротив входа на Горском шоссе мэр Петербурга Анатолий Собчак открыл памятник «Молох тоталитаризма» работы скульпторов Галицкой и Гамбарова
На надгробьях помимо фотографий и икон часто встречаются гильзы как символ высшей меры наказания — расстрела
В 1995—2002 годы Российская национальная библиотека издала пять из двенадцати томов книги памяти «Ленинградский мартиролог, 1937−1938». В центре «Возвращенные имена» при РНБ создана электронная «Книга памяти о репрессированных».
Судьбы всех репрессированных установить невозможно
«Находясь на Левашовском кладбище, невозможно отделаться от ощущения, что ходишь, наступая на человеческие останки. За каждой фотографией видится сломанная человеческая судьба», — рассказывает фотограф
Кенотаф Германа Яковлевичп Берхдольта, 1909–1938 годы жизни
Болеслав Флорианович держит в руках документы о реабилитации своего отца Станиславского Флориана Антоновича, раскулаченного и осужденного в годы «Большого террора». 30 октября 2016 года
Левашовская пустошь, 30 октября 2016 года
30 октября 1974 года Андрей Сахаров и члены «Инициативной группы защиты прав человека в СССР» провели пресс-конференцию, на которой объявили о проведении голодовки политзаключенных. Для КГБ это стало полной неожиданностью. Главным требованием, которое выдвинули голодающие, было признание статуса политзаключенных (отмена принудительного труда, ограничений на переписку и многое другое). Акция стала ежегодной. Каждый политзэк направлял письмо с требованиями генеральному прокурору и писал заявление на имя начальника лагеря, в котором оповещал, что объявляет политическую голодовку.

В 1987 году более 150 политзаключенных были освобождены из лагерей, тюрем, ссылки и впервые отметили 30 октября на свободе, но их митинг у Казанского собора в Ленинграде разогнала милиция. В октябре 1991-го Верховный совет России принял решение внести «День политзаключенного» в государственный календарь под названием «День памяти жертв политических репрессией».

30 октября 2016 года на Левашовском кладбище прошло возложение венков и цветов, панихида, чтение имен репрессированных.



комментарии (2)