ОБЩЕСТВО

Как экологи борются за сахалинский заказник «Северный»




Фина Сафонова, 15 ноября 2016
Власти Сахалина хотят превратить заповедную территорию в хозяйственную зону, чтобы развивать туризм и промышленное рыболовство

Областное Министерство лесного и охотничьего хозяйства решило объявить «хозяйственной зоной» все морское побережье уникального уголка островной природы — заказника «Северный». Пока это охраняемая природная территория, но, если решение будет принято, то здесь будут ловить рыбу, размещать постройки и передвигаться на автотранспорте, что приведет к гибели животных, занесенных в Красную книгу. Против этого решения выступила инициативная группа сахалинцев: они разместили петицию, в которой призывают спасти заказник на полуострове Шмидта.

Защитники «Северного» уверены, что причина изменения статуса заказника кроется в стремлении чиновников легализовать рыболовецкие станы местных компаний, которые несколько лет функционируют на его территории незаконно.

«В последние годы из рек нашего острова стремительно исчезает их главное богатство — лососевые, в особенности горбуша, — говорится в петиции. — А ведь еще каких-то десять лет назад на Сахалине все кипело от бесчисленных косяков! Теперь наши реки опустели, в них замирает жизнь. Страдает множество животных, зависящих от лососей. Голодные медведи стали настоящей угрозой для людей. Зато рыбопромышленных станов становится все больше: они уже повсюду, они перекрывают доступ к морю и зверям, и людям, уже почти не осталось участков побережья, свободных от жажды наживы. И вот теперь и последние незанятые, заповедные кусочки берега моря наши власти отдают в руки рыбопромышленников».
Полуостров Шмидта. Недействующий маяк на мысе Марии. Фото: Андрей Сучков
Не особо охраняемая территория
Заказник «Северный» расположен на полуострове Шмидта в Охинском районе Сахалинской области. Теплые течения сформировали здесь благоприятный климат для растительности и животных. Статус заказника этому месту присвоили в 1978 году, чтобы защитить диких зверей и птиц от человека. На полуострове обитают десятки видов, в том числе бурый медведь, дикий олень, соболь, речная выдра, росомаха, лисица, горностай, ласка, сивучи, белоплечий орлан.

Чтобы человек не беспокоил орланов и не перекрывал животным доступ к берегу, рыбалка и охота в «Северном» полностью запрещены, а туристы могут посещать его только по специальному разрешению.

«В мае–июне самый сложный период для медведей: они выходят из берлог, и тогда их очень выручает море. Они постоянно находятся на берегу и очень много еды находят, — рассказал Открытой России председатель Совета РОО "Экологическая вахта Сахалина" Дмитрий Лисицын. — Медведи будут представлять угрозу для людей, если положение о заказнике изменится — это, к сожалению, не домыслы, а печальная практика. На рыболовных станах у побережья всегда есть помойки, и медведи начинают там прикармливаться. Когда зверь начинает употреблять пищу, связанную с человеком, у него формируется условный рефлекс, и он начинает целенаправленно искать пищу вблизи людей. Не так давно на юге острова медведица напала на отдыхающих, одного человека убила, одного покалечила — классический случай. Зверь сам пришел в поисках пищи. Также они выходят к поселкам и дачам — тогда их отстреливают. Вот такую ситуацию мы сами создаем. Не стоит думать, что мы ставим вопрос о том, что людей нужно отовсюду убрать и отдать все побережье медведям. Нет. Но на таких маленьких участках — их всего три на Сахалине — медведям нужно дать возможность жить так, как они жили здесь миллион лет».

С особо охраняемыми природными территориями на Сахалине сложилась печальная ситуация. С 1999 года в области не было создано ни одной такой зоны, а более двадцати заповедников и памятников природы были закрыты, в том числе и потому, что охранять в этих местах становилось нечего. Заказник «Северный» тоже никто не патрулировал и не охранял. Старший государственный инспектор ГКУ «Охинское лесничество» Сергей Ырганов признался в интервью местному телеканалу, что их ведомство способно обеспечить соблюдение режима только на 20% охраняемой территории. Основная же часть заказника остается без надзора.

«Северный» расположен слишком далеко от крупных населенных пунктов — вероятно, это и позволяло ему многие годы оставаться нетронутым. На побережье спокойно отдыхали сивучи и гнездились птицы, пока там не появились рыболовецкие станы.

Крест на фоне мыса Елизаветы, поставленный неизвестно кем, как обозначение крайней точки полуострова Шмидта. Фото: Андрей Сучков
Особенности незаконной рыбалки
Хотя побережье заказника является закрытой территорией, вся морская акватория вокруг полуострова поделена на рыбопромысловые участки. Большую часть из них получило в пользование ООО «Оха». Руководит этим предприятием охинец Алексей Павленко. На момент распределения участков он был родственником тогдашнему губернатору Сахалинской области Александру Хорошавину. После развода с женой родственная связь у Павленко с Хорошавиным пропала, но право рыбачить осталось.

Заказник «Северный» находится на пути миграции лососевых — горбуши и кеты. В этих местах хороший улов, но сложные условия для навигации. Рыбаки имеют право вести промысел только с моря — высаживаться на заповедный берег людям строжайше запрещено, даже во время шторма. Но обслуживать ставные неводы с судна тяжело, дорого и неудобно.
Совсем другое дело — рыбалка с берега. Бригады прибрежного лова базируются на суше, строят времянки, а вместо полноценной шхуны обходятся парой тяжелых лодок — кунгасов.
Ставной невод от одного до трех километров в длину крепится с одной стороны за берег, с другой — за кунгас, после чего лодку сталкивают в море. Проведение таких манипуляций невозможно без тяжелой гусеничной техники — вездеходов или бульдозеров. Это напрямую запрещается Водным кодексом в любой водоохраной зоне в России, не говоря уже о заказниках и заповедниках.

В защиту заказника выступило Русское географическое общество. Член Сахалинского отделения РГО Людмила Голубцова написала открытое обращение к губернатору области: «В случае разрешения прибрежного рыболовства и установки в 50-метровой прибрежной полосе рыбных станов цель создания заказника будет нейтрализована. Данная полоса является необходимой для отдыха морских животных и местом питания сухопутных млекопитающих».
Рыбак готовится развернуть сеть. Фото: Андрей Сучков
Суды и приставы
Активисты обнаружили незаконные постройки в заказнике «Северный» в 2015 году. С помощью спутниковых снимков им удалось установить, что рыболовецкие станы функционируют на территории заказника не меньше года. Несколько месяцев инициативная группа жителей Охинского района и представителей РОО «Экологическая вахта Сахалина» пыталась привлечь внимание властей к этой проблеме: писали письма в различные государственные органы, собирали подписи под обращениями к чиновникам.

Городская прокуратура Охи отреагировала на сообщения граждан и подала иски в суд о сносе незаконно возведенных строений. На тот момент в заказнике насчитывалось от десяти (по данным прокуратуры) до тринадцати (по информации активистов) рыболовецких станов, принадлежащих пяти предприятиям. В ноябре 2015 года городской суд вынес решение, обязывающее рыбопромышленников разобрать строения и вывести всю технику с территории заказника в течение месяца. Апелляционные жалобы представителей ООО «Оха» и ООО «Аури» (часть строений принадлежит им) Сахалинский областной суд отклонил.

Но вынести решение и проследить за его исполнением — задачи разного уровня сложности. Требованию суда подчинились не все. В марте 2016 года областная прокуратура сообщила, что на территории заказника остались строения, принадлежащие компании «Оха» Алексея Павленко.

«Это лето для нас прошло под знаком борьбы с судебными приставами. Они вообще сначала не хотели никуда ехать и принимать какие-то меры к исполнению судебного решения, — рассказывает эколог Дмитрий Лисицын. — Потом они съездили в заказник, но их туда отвезли сотрудники ООО "Оха". То есть они попросили тех, кого должны были проверять, отвезти их на место правонарушения. И их, конечно же, отвезли в другое место, где они зафиксировали, что все станы убраны. Тогда мы опубликовали фотографии с действующими станами и опровергли заявления приставов, но до сих пор они решения суда не обеспечили, хотя какие-то телодвижения происходят». В августе 2016 года областное министерство лесного и охотничьего хозяйства провело собственный рейд и подтвердило: на территории заказника осталось четыре рыболовецких стана, где десятки людей ведут промысел с применением тяжелой техники.

Неизвестно, как долго могла продолжаться эта борьба, если бы правительство Сахалинской области не решило изменить режим заказника. «Вместо того чтобы убрать из заказника незаконные рыболовные станы, правительство Сахалинской области пытается их там легализовать. Вместо устранения нарушений закона пытается сам закон приспособить к ним, вместо защиты уникального природного уголка — способствует его разрушению», — возмущается автор петиции Юлия Киприанова из Южно-Сахалинска.
Незаконные рыболовецкие постройки. Этот снимок был приобщен судом к материалам дела по заказнику. Автор: Сергей Гусев
Изменение закона
В 2016 году министерство лесного и охотничьего хозяйства Сахалинской области начало процедуру внесения изменений в режим заказника «Северный». Главной целью было названо развитие туризма. Если поправки примут, зона будет разделена на две части с противоречащими друг другу задачами: особо охраняемая природная территория и хозяйственная часть с постройками, автомобилями и прочим.

Некоторые жители Охинского района обрадовались таким изменениям: заказник «Северный» — теплое и очень красивое место, многим хотелось бы приезжать туда на автомобиле, ставить палатки или строить деревянные времянки, разводить костры. Другие возмутились, утверждая, что новые правила позволят застроить охраняемую территорию рыболовецкими станами, что нанесет непоправимый вред природе. Свои доводы стороны высказали на публичных слушаний в Охе 17 октября.
Результаты слушаний оказались спорными. Представители министерства лесного и охотничьего хозяйства констатировали, что большинство присутствующих проголосовали за внесение изменений в режим заказника, но активисты уверяют, что все было наоборот, а результаты голосования сфальсифицированы.
В районе устья реки Талики. В кадре жительница города Оха на прогулке по заказнику.
Фото: Андрей Сучков
Доказательства подлога с видеозаписями голосования инициативная группа защитников заказника «Северный» направила в прокуратуру Сахалинской области.

Сотрудники Министерства лесного и охотничьего хозяйства на условиях анонимности рассказали Открытой России свою версию: «Долю в рыболовном бизнесе, которая раньше принадлежала экс-губернатору Сахалинской области Александру Хорошавину, теперь предложили другому чиновнику. А указание изменить режим заказника "Северный" пришло внезапно и сверху».

Экологи инициируют проведение общественной экспертизы и пытаются привлечь к проблеме внимание президента, чтобы спасти «Северный» и создать на его базе государственный заповедник федерального подчинения.


комментарии (2)