Процесс, 16.11.2016

​Верховный суд, Навальный и конспирология

Карина Меркурьева, Роман Попков

Комментариев: 6

Алексей Навальный на пересмотре дела по «Кировлесу» в Верховном суде РФ. Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС

В своей работе ЕСПЧ руководствуется Европейской конвенцией по правам человека. Нарушение государством положений этой конвенции ― достаточное основание для того, чтобы принять решение в пользу заявителя. В случае с делом «Кировлеса» ЕСПЧ установил, что российской судебной системой нарушена статья 6 конвенции, защищающая право человека на справедливое судебное разбирательство. Это означает, что национальные судебные инстанции обязаны отменить приговор. Поэтому никакого другого решения Верховный суд РФ принять не мог. Тем не менее, это событие породило волну конспирологических версий

«ВС РФ отменил приговор, чтобы Алексей Навальный мог принять участие в президентских выборах с целью их легитимизации» — эта нехитрая мысль чаще других озвучивалась в соцсетях любителями теории заговоров.

Действительно, самым политически значимым последствием приговора по делу «Кировлеса» стало лишение Алексея Навального права выдвигать свою кандидатуру на выборах президента. Согласно закону «О выборах президента РФ», граждане, признанные виновными по тяжким и особо тяжким статьям УК, не могут быть кандидатами на пост главы государства на протяжении 15 лет со дня погашения судимости. А по делу «Кировлеса» Навальный был осужден именно по тяжкой статье. По другим уголовным делам, в которых фигурировал оппозиционный политик, статьи были нетяжкими.

После решения Верховного суда Алексей Навальный считается подсудимым, а не осужденным, и будет оставаться в этом статусе до момента вступления в силу нового приговора, если приговор будет обвинительным. В случае досрочных президентских выборов Навальный вполне может успеть принять в них участие.

Но увидеть в громком решении волю каких-то алхимиков из тайных кремлевских политических лабораторий может только очень увлеченный человек. Президиум ВС отправил дело на пересмотр в связи с тем, что в феврале 2016 года ЕСПЧ признал неправомерным приговор Алексею Навальному и Петру Офицерову. Евросуд установил, что в их отношении была нарушена статья Европейской конвенции по правам человека, гарантирующая право на справедливое судебное разбирательство, поэтому Верховный суд России был обязан отменить приговор в рамках 413 статьи Уголовно-процессуального кодекса.

Официально УПК называет решения ЕСПЧ «новыми обстоятельствами». 413 статья, требованиям которой обязан подчиняться Верховный суд, так и называется: «Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств».

Петр Офицеров на пересмотре дела по «Кировлесу» в Верховном суде РФ. Фото: Дмитрий Серебряков / ТАСС

Заподозрить политические мотивы в действиях Верховного суда теоретически можно было бы в том случае, если бы судьи вообще прекратили уголовное дело в отношении Навального и Офицерова, а не отправляли бы его обратно в Ленинский районный суд города Кирова.

Сам Алексей Навальный недоволен решением президиума Верховного суда именно потому, что дело отправлено на пересмотр, а не закрыто.

Политик считает, что Верховный суд решение ЕСПЧ не исполнил.

«У меня туда (в Ленинский районный суд — Открытая Россия) ездить нет ни времени, ни желания. Не говоря уж о том, что мне и прежние расходы по поездкам адвокатов и проживанию не компенсировали (хотя ЕСПЧ обязал Россию сделать это). Мыло-мочало — начинай сначала» — пишет Навальный.

По мнению адвоката Дмитрия Аграновского, который неоднократно вел дела в ЕСПЧ и считается экспертом по вопросам, связанным с Европейским судом, не разделяет возмущения Навального.

«ЕСПЧ нечасто выносит решения по 6 статье Европейской конвенции о правах человека, по которой есть необходимость в именно в отмене приговора, а не просто в присуждении денежных компенсаций. Я немножко удивился тому, что Алексей Навальный говорит, что Верховный суд отказался выполнять решение ЕСПЧ и прекращать дело. Но такой практики — прекращать дела — просто нет. Дело всегда отправляется на новое рассмотрение, в порядке статьи 413 и 415 статей УПК» — сказал Аграновский в беседе с Открытой Россией.

«На новом рассмотрении суд первой инстанции либо подтверждает ранее принятое решение, либо выносит прямо противоположное. Например есть случай в практике моей коллеги Елены Липцер — дело Евгения Гладышева. Там тоже приговор был отменен Верховным судом, дело было направлено на новое рассмотрение, и Гладышев, обвинявшийся в убийстве, был полностью оправдан. На мой взгляд, Верховный суд в случае с делом „Кировлеса" поступил правильно, по закону. Потому что статья 413 УПК не оставляет свободы для творчества — она предписывает выполнять решения ЕСПЧ, отменять приговоры и отправлять дело на новое рассмотрение» — говорит адвокат

Задать вопрос


комментарии (6)