КУЛЬТУРА

После смерти животные
уходят в Эрмитаж





Виктория Кузьменко
Анна Ревоненко
19 ноября 2016
Депутат, искусствовед и зоозащитник о скандальной выставке чучел зверей


В конце октября в Эрмитаже отрылась выставка известного бельгийского художника Яна Фабра «Рыцарь отчаяния — воин красоты». Один из отведенных под нее залов занимает парная инсталляция: «Карнавал мертвых дворняг» и «Протест мертвых бездомных котов». Чучела найденных мертвыми на автострадах животных расположились среди классической голландской и фламандской живописи.

Уже неделю вокруг экспозиции идут ожесточенные споры, чувствительные ценители искусства требуют убрать из музея чучела зверей и обвиняют организаторов выставки в бескультурии, пропаганде насилия над животными и демонстрации работ, травмирующих детскую психику. 11 ноября в социальных сетях появился хэштег #позорэрмитажу, акция приобрела массовый характер. Вслед за пользователями соцсетей с критикой выставки выступили депутат Госдумы Виталий Милонов и певица Елена Ваенга. В РПЦ экспозицию назвали «позорной». Партия «Коммунисты России» потребовала отставки директора музея Михаила Пиотровского. На портале Change.org петиция с требованием закрыть выставку собрала уже более 13 тысяч подписей.

Организаторы выставки не намерены закрывать ее. В ответ на критику Эрмитаж запустил собственный хэштег #кошкизаФабра с фотографиями музейных котов. «Наш музей более других и в самые тяжелые времена привечает животных и заботится о них. Надо сказать, что эрмитажные кошки появились тогда, когда громадное количество „любителей животных" в голодные годы выбрасывало этих животных на улицы. И с этих улиц сотрудники Эрмитажа их подбирали. Так что эрмитажные кошки — одно из свидетельств того, что Эрмитаж знает, о чем говорит и что делает», — сказал Михаил Пиотровский.

В Министерстве культуры не собираются вмешиваться в политику Эрмитажа. В сообщении на сайте министерства отмечалось, что российские музеи вольны сами решать, что и как выставлять — для этого не требуется согласований с Минкультом. «Все формы публичного представления — это не только высокая миссия, но и определенная зона ответственности музея, за которую можно и нужно уметь держать ответ», — говорится в заявлении.

По мнению куратора Дмитрия Озеркова, экспозиция выполнила поставленную перед ней задачу: обратить внимание на тему защиты животных.

«Будучи еще молодым художником, Ян Фабр, проезжая по автотрассе Бельгии, увидел множество тел сбитых животных. Оказалось, что людям малосостоятельным слишком дорого лечить своего больного питомца, поэтому они, обходя европейские законы, просто высаживают своего любимца на автотрассе, чтобы его сбили. И со спокойной душой заводят себе нового. Тогда Ян понял, что здесь налицо социальное двуличие: когда, с одной стороны, люди говорят о том, какие милые и классные их животные, а с другой, тела этих же животных бесхозно валяются по автостраде, — объяснял он причину, по которой художник решил сделать экспозицию мертвых животных. — Собаки и кошки, мужское и женское, верность и предательство — эти темы, по мнению Яна Фабра, необходимо вскрывать. Необходимо объяснять детям, что если вы берете питомца, то за него нужно нести ответственность. Второе — это сложный теологический момент. Воспитанный в семье католички и протестанта, Ян Фабр рассуждает: "Есть ли у животных души?" и "Куда уходят животные после смерти?"».

Скандал вокруг выставки Фабра поднимает вопрос о том, можно ли выставку чучел животных назвать настоящим искусством. И если да, то должно ли оно доставлять зрителю только эстетическое удовольствие. Имеет ли художник право на выражение собственной позиции или его работы должны, в первую очередь, отвечать на запросы общества и государства. На эти вопросы Открытой России ответили представители трех сторон конфликта вокруг экспозиции.



Можно ли считать выставку Яна Фабра искусством?

Виталий Милонов
депутат Госдумы
Смотря что считать искусством. Один итальянский современный художник продавал свой кал в банке и называл это искусством. В классическом русском понимании эта выставка в Эрмитаже, конечно, не искусство, а дешевый пиар. Только не понятно, Фабра или тех, кто его выставляет.
Это философский вопрос. Мы живем в мире, в котором приняты какие-то условные обозначения. Мы доверяем экспертам в разных областях, которые нам что-то объясняют. Если я прихожу в уважаемый мной музей, где я также уважаю директора и кураторов, то у меня не возникает вопроса, является ли искусством то, что они там решили показать.

Мария Семендяева
искусствовед, редактор The Art Newspaper Russia

Юрий Корецких
зоозащитник, активист «Альянса защитников животных»
Скорее всего это такое современное искусство. На мой взгляд, искусство должно удивлять, открывать для человека новые грани, и Фабр с этим справляется.


Какую идею художник вкладывал в эту выставку?
В чем был творческий замысел?

Виталий Милонов
депутат Госдумы
Мне тяжело разбираться в девиациях помутненного создания современных художников под воздействием химических и иных веществ в их мозгу. Но это, безусловно, манифест вседозволенности: назвав себя художником, ты можешь позволить себе любые гадости, которые люди будут вынуждены есть, признавать. Одни будут вынуждены признать это искусством, потому что у них нет права на критику. А другие — потому что они априори допускают любые девиации, сами являясь девиантами.
Эта выставка была сделана из чучел животных, сбитых на дороге. Она привлекает наше внимание к тому, что наша цивилизация делает с животным миром.

Мария Семендяева
искусствовед, редактор The Art Newspaper Russia

Юрий Корецких
зоозащитник, активист «Альянса защитников животных»
Официально Фабр заявил, что цель его выставки — привлечь внимание к проблеме жестокого обращения общества с животными. Хотя можно лишь догадываться, были ли у него какие-то другие, скрытые мотивы.
Почему выставка вызвала такой резонанс?

Виталий Милонов
депутат Госдумы
Любой нормальный человек без содрогания не может смотреть на бедных зверушек, которых и так жизнь помучала, а тут их еще подвешивают к потолку. Только злодей или психбольной может признавать это хорошей вещью.
Очевидно, что существуют какие-то люди, которые не приемлют точку зрения, отличную от их собственной. Или же эти люди не способны справиться с реальностью и при виде того, что им не нравится, впадают в неконтролируемую агрессию. И в данном случае не важно, идет ли речь о выставке или о театральной постановке. Эти люди просто не умеют справляться со своими эмоциями и жить в современном обществе.

Мария Семендяева
искусствовед, редактор The Art Newspaper Russia

Юрий Корецких
зоозащитник, активист «Альянса защитников животных»
Моя позиция непопулярна среди зоозащитников, я не вижу ничего страшного в этой выставке. Люди судят о ней, смотря на фотографии в интернете, которые не дают полного представления об экспозиции. Обычно обращают внимание на конкретный эпизод, например, чучела подвешенных собак, но не видят всей картины, не пытаются понять, что хотел сказать художник.

Плюс ко всему, впечатление от выставки наложилось на недавнюю историю с живодерками из Хабаровска. Поэтому общество все это воспринимает тяжело и болезненно. Возможно, теперь любое такое событие будет поводом для не совсем адекватной реакции.

Я был бы против этой выставки, если бы этих животных специально ради нее убили. А поскольку они были жертвами на дорогах, то художник к их смерти не имеет никакого отношения. Обвинять его в жестоком отношении к животным я не могу. И на выставке не было никаких призывов к насилию, так что недовольство экспозицией — это субъективное мнение каждого.
Может ли выставка привлечь внимание к проблеме живодерства?

Виталий Милонов
депутат Госдумы
Никакого внимания к проблеме животных Фабр не привлек. Это все равно что Ганнибал Лектор привлекал своими действиями внимание к психическим проблемам одиноких женщин. Так что речь идет лишь о дешевейшем пиаре, который направлен на то, чтобы возбудить общество, посмотреть на его реакции. Но жалко, что неумение, неспособность участников заставляет их выбирать такие нелепые формы пиара.
Не думаю, что Ян Фабр рассчитывал на такую реакцию. Как известный и признанный в мире художник, он работает с гораздо более сложными смыслами и контекстами. Его произведения невозможно однократно и односложно считать. Скорее всего, он думал, что люди посмотрят на его работы в сочетании с шедеврами «Эрмитажа» и у них будут сложные, интересные ассоциации о том, как современное искусство может вторгаться в музей и какие от этого могут получаться интересные взаимодействия.

Вероятно, ни он, ни кураторы не подозревали, что это может вылиться в настолько однобокую и до обидного плоскую реакцию. Люди даже не попытались задуматься, о чем хотел сказать художник. Они оказались неспособны считать даже первый слой этого высказывания.

Мария Семендяева
искусствовед, редактор The Art Newspaper Russia

Юрий Корецких
зоозащитник, активист «Альянса защитников животных»
Как минимум, можно судить об уровне произведения Фабра хотя бы потому, что идет такой резонанс, большое обсуждение проблемы жестокости по отношению к животным.
Надо ли запрещать скандальные выставки?

Виталий Милонов
депутат Госдумы
Вероятно, есть кто-то еще, кроме искусствоведа, который может определять, что хорошо, а что нет. Должна быть государственная точка зрения. Государство не должно бояться этих условных Райкиных.
Государство в принципе не должно вмешиваться в эту сферу. У государства нет права решать, что и где показывать. Государство — это чиновничий аппарат, который занимается регулированием каких-то процессов, протекающих в разных сфера общества. На мой взгляд, довольно странно, что государство настолько близко к сердцу воспринимает выставки, но безразлично относится, например, к разбитым дорогам.



Мария Семендяева
искусствовед, редактор The Art Newspaper Russia

Юрий Корецких
зоозащитник, активист «Альянса защитников животных»
Если человеку не нравится выставка, он может на нее не ходить. Любое произведение искусства всегда находит своих поклонников и ненавистников. Но если этим произведением никак не нарушается закон, то оно имеет право на существование.



комментарии (23)