кризис

Сергей Алексашенко:
«Все выглядит ровно так, как и должно выглядеть во время рецессии»


21 ноября 2016
Экономист Сергей Алексашенко продолжает серию публикаций «Маленькие эпизоды большого экономического пазла» на Открытой России. Сегодняшний эпизод — о том, как можно строить экономический прогноз при отсутствии одного из ключевых статистических инструментов, и какие признаки говорят о глубине и сроках рецессии
Хвост вытащишь, нос увязнет ...
Сообщение Росстата о том, что в третьем квартале текущего года российский ВВП оказался на 0,4% ниже уровня годичной давности, по большому счету мало что сказало о состоянии экономики — вышла она из состояния спада или нет, Росстат сказать не решился. Мне остается только в который раз выразить искреннее удивление тому, что статистическое ведомство страны никак не наладит выпуск информации о динамике ВВП к предыдущему кварталу, и повторить, что отсутствие этих данных для российских властей — все равно, что отсутствие работающего спидометра и компаса в летящем самолете.

На этот раз наше положение немного облегчают аналитические центры, которые дружно говорят о слабом росте экономики в прошедшем квартале. Минэкономразвития говорит о 0,1-0,2% роста, ВЭБ — о 0,1%, Центр развития НИУ ВШЭ — о 0,16%. Поскольку раньше такого единодушия экспертов в оценке экономической динамики не наблюдалось, я предлагаю согласиться с тем, что в третьем квартале российская экономика росла со скоростью 0,4-0,45% годовых.

Насколько устойчивым окажется этот рост, продлится ли он в последнем квартале года и можно ли будет уверенно говорить о завершении рецессии — на эти вопросы сегодня уверенно ответить невозможно. С одной стороны, нужно дождаться более подробных данных Росстата, которые покажут, за счет чего экономика росла в третьем квартале. С другой стороны, данные о динамике промышленного производства в октябре оказались не сильно вдохновляющими — минус 0,2% в целом, в том числе минус 0,7% в добывающей, которая росла, практически, на протяжении всего кризисного периода. После летнего всплеска вновь пошли вниз объемы ввода жилых домов (в октябре минус 13% к прошлому году), продолжается спад в розничной торговле.

Одним словом, все выглядит ровно так, как и должно выглядеть во время рецессии — вверх-вниз, лучше-хуже...

Никак не получается с равномерностью
Если стагнация доходов федерального бюджета мало кого удивляет (экономика растет, но чисто символически; цены на нефть тоже никак не желают повышаться), — то упорное нежелание Минфина смазать пиковые расходы бюджета в конце года не может не вызывать удивления, граничащего с непониманием. В октябре месяце (по оперативной отчетности Казначейства) расходы бюджета оказались ниже (!), чем в среднем за предыдущие девять месяцев года.

В итоге бюджетный навес вырос до такого размера, что при условии полного исполнения бюджета по расходам и равномерности расходов, в ноябре и декабре Минфин должен выливать в экономику на 77% больше средств, чем в октябре. Понятно, что такая бюджетная политика не может не вызывать тревоги у Банка России и, по всей видимости, вызывает у него нервную дрожь в ожидании того, что может произойти на валютном рынке на рубеже декабря-января.


Полутора миллионов не видать
Октябрьские данные о продажах в России новых легковых автомобилей — минус 2,5% к октябрю прошлого года — подтвердили мрачные оценки состояния потребительского спроса. Чтобы годовые объемы продаж вышли на полуторамиллионый уровень нужно, чтобы в ноябре и декабре продажи оказались на 20-25% выше уровня 2015 года. Во что верится слабо.

Из хороших новостей следует отметить то, что по сравнению с концом 2009-го года, когда экономика вышла из кризиса, ситуация выглядит не так и плохо — уже три месяца подряд объемы продаж превышают соответствующие уровни того года.

Продажи новых легковых автомобилей в России,
2009-2016 гг. (штуки, нарастающим итогом с начала года)

Источник: Ассоциация европейского бизнеса
Жилье важнее автомобиля
По сравнению с рынком продаж легковых автомобилей, объем которого сжался в два раза по сравнению с пиковым 2012-м годом, рынок ипотечного кредитования выглядит достаточно неплохо — снижение количества выданных кредитов составляет всего 20% по сравнению с пиковым значением 2013-го года. Ускорение, полученное рынком в начале текущего года (+60% к первым месяцам 2015-го года), хотя и притормозилось, но не исчезло совсем — количество выданных ипотечных кредитов за девять месяцев текущего года оказалось на 28,6% выше прошлогоднего уровня. В результате, похоже итоговые данные в текущем году окажутся немного ниже уровня 2013 года, что по сравнению со многими другими показателями выглядит совсем даже неплохо.

Выдача новых ипотечных кредитов в России, 2010-2016 гг. (штуки, накопленным итогом с начала года)
Источник: Банк России
Такое существенное различие в динамике продаж легковых автомобилей и выдачи ипотечных кредитов — если в 2012 году на 100 новых проданных автомобилей приходилось 25 выданных ипотечных кредитов, то в текущем году это соотношение достигнет 60, — может говорить о долгосрочном оптимизме россиян: не будучи готовыми покупать новый автомобиль в ситуации резко снизившихся доходов, они готовы покупать жилье в кредит, по всей видимости, рассчитывая на более благоприятное долгосрочное будущее.

Доля ипотечных кредитов (по количеству), направляемых на рефинансирование ранее
Источник: Банк России
Пожалуй, единственным признаком сохранения кризисного состояния рынка ипотечных кредитов является все еще высокий уровень доли кредитов, направляемых на рефинансирование ранее полученных кредитов — выше 60%. В докризисное время этот показатель находился в диапазоне 40-60%. Впрочем, в условиях пусть и медленно, но устойчиво снижающихся процентных ставок по кредитам высокая доля рефинансирования может быть новой нормальностью. Поживем, увидим.
Банковский сектор сжимается, но продолжает зарабатывать
Оперативные оценки итогов развития банковской системы в октябре, опубликованные Банком России, оказались вполне ожидаемыми и говорящими о постепенном сжатии банковской деятельности. С начала года (с поправкой на валютную переоценку) активы российских банков снизились на 0,2%, объем кредитов, предоставленных нефинансовому сектору, — на 1,5%, объем средств на счетах нефинансового сектора — на 5,3%. Некоторым оптимизмом может повеять от данных о динамике депозитов физических лиц (плюс 4,7%) и кредитов, выданных им же (плюс 0,9%), но этот оптимизм мгновенно испаряется, если вспомнить, что речь идет о номинальных показателях, и о том, что потребительская инфляция за десять месяцев составила 4,5% (или 5,2% по базовой инфляции) — получается, что сокращение банковской активности в России выглядит уже гораздо серьезнее, около 5% в реальном выражении.
Динамика потребительской и трендовой инфляции в России
Источник: Банк России
Причины этого хорошо понятны: с одной стороны, Банк России продолжает проводить сверхжесткую денежную политику, удерживая свои реальные процентные ставки (разница между уровнем ключевой ставки Банка России и ожидаемой инфляцией через 12 месяцев) на уровне 500-550 б.п., что делает кредит недоступным даже для устойчиво работающих компаний, не связанных с экспортом сырья. С другой стороны, на сводных статистических данных неизбежно отражается продолжающаяся расчистка банковской системы.

К хорошим новостям можно отнести то, что, похоже, прекратился рост просроченной задолженности на балансах банков, и то, что совокупный финансовый результат деятельности банковской системы России за десять месяцев (прибыль плюс отчисления в резервы) остался на уровне прошлого года при сжатии объемов операций.

Любое решение хорошо для игроков
В конце месяца состоится очередное заседание ОПЕК, в ходе которого может быть принято решение об ограничении добычи нефти странами-членами картеля, к которому (решению) пообещала присоединиться и Россия. Если таковое решение состоится, то оно будет первым с момента начала падения нефтяных цен летом 2014 года, и, безусловно, будет отыграно финансовым рынком. Следует ожидать, что по мере приближения даты заседания картеля количество информации в пользу принятия решения будет возрастать, что позволит нефтяным ценам заметно подрасти, но.... В более долгосрочной перспективе я не думаю, что сокращение добычи нефти членами ОПЕК сильно повлияет на уровень цен — как только цена барреля превысит $50, следует ожидать оживления добычи сланцевой нефти в США, и через не очень продолжительное время сокращение предложения нефти членами картеля будет компенсировано. Что, свою очередь, также будет отыграно финансовым рынком.


комментарии (1)