Процесс, 23.11.2016

Александр Соколов: «Реальная причина преследования — моя журналистская деятельность»

Зоя Светова

Комментариев: 4


Фигурант «списка Магнитского» судья Тверского судья Алексей Криворучко начал рассматривать дело инициативой группы по проведению референдума «За ответственную власть». На скамье подсудимых — публицист Юрий Мухин, активисты запрещенной организации «Армия воли народа» Валерий Парфенов, Кирилл Барабаш и специальный корреспондент газеты РБК Александр Соколов. Юрий Мухин — единственный из обвиняемых, кто находится под домашним арестом, остальные — в СИЗО. Зоя Светова напоминает хронологию событий в деле Александра Соколова

По версии следствия, обвиняемые продолжали деятельность запрещенного судом движения «Армия воли народа» в инициативной группе по проведению референдума «За ответственную власть». Целью группы было проведение всенародного опроса, в рамках которого граждане смогли бы оценить работу властей по истечении их полномочий.

Кандидат наук

Осенью 2013 года Александр Соколов устроился работать корреспондентом в газету РБК и защитил кандидатскую диссертацию на тему «Влияние рентоориентированного поведения на инвестиции госкорпораций», в которой в частности исследовал проблему коррупции и неэффективного использования денежных средств при реализации мегапроектов госкорпорациями «Роснано», «Ростех», «Олимпстрой» и «Росатом». Он выступал с докладами по материалам диссертации на научных конференциях. Отдельные положения его диссертации использовались Счетной палатой (в частности, в отчете СП РФ по «Роснано») и в экспертных докладах (в том числе в докладе убитого политика Бориса Немцова об Олимпиаде в Сочи). Соколов говорит, что получил положительные отзывы Минфина России и Генеральной прокуратуры РФ на автореферат своей диссертации. Вот например, какое письмо пришло ему 21 июня 2013 года: «Отдельные положения данного автореферата могут быть учтены в планировании и осуществлении деятельности органов прокуратуры по предупреждению коррупции. Благодарим за активную гражданскую позицию». Подпись: Юрий Семин, начальник Управления Генеральной прокуратуры РФ по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции.

С его диссертацией ознакомилось и руководство госкорпорации «Ростех». Судя по всему, диссертация им не понравилась. Во всяком случае, Соколову об этом сообщил представитель «Ростеха» по телефону летом 2013 года.

Обыски и допросы

Первый обыск дома у Соколова прошел пятого февраля 2014 года, за несколько дней до начала Олимпиады и в то время, когда защита диссертации рассматривалась на утверждение в Высшей аттестационной комиссии. Обыск проходил у него как у свидетеля по уголовному делу (статья 282), возбужденному по факту выступления на разрешенном митинге 9 мая 2012 члена запрещенной организации «Армия воли народа» Кирилла Барабаша.

Соколов говорит, что на суд по этому делу его не вызывали. Он считает, что «изначально целью было запугивание и дальнейшая фабрикация уже нынешнего дела, а не свидетельские показания».

«Ну все, ты попал на восемь лет», — вспоминает Соколов слова начальника ЦПЭ (Центр Э) УВД по ЦАО, майора полиции Никиты Агеева, сказанные во время первого обыска. Во время обыска у Соколова были изъяты авторефераты и другие материалы по диссертации. Сотрудники, проводившие обыск, дали понять журналисту, что его преследование вызвано критикой власти с его стороны. Они пугали Соколова тем, что его диссертацию может не утвердить ВАК. Кроме того, пообещали скорое увольнение с работы.

«Не надо было давать ему защитить диссертацию, я же тебе говорил», —вспоминает Соколов разговор оперативников, по дороге на допрос к следователю Бычкову.

На допрос также вызвали научного руководителя Соколова — Руслана Дзарасова. Его расспрашивали, почему и кем была выбрана такая тема диссертации. Кроме того, на допросы вызывали и редакторов РБК.

Между тем угрозы оперативников не сбылись: диссертацию утвердили в ВАК. А в начале 2016 года по материалам диссертации Соколова, правда, без его ведома, вышла книга «Кремлевские инсайдеры». Соколов не исключает, что заказчики его преследования могли опасаться и выхода этой книги.

Второй обыск уже в рамках нынешнего уголовного дела был проведен у Соколова вскоре после выхода шестого июля 2015 года его статьи о коррупционных потерях государства при строительстве космодрома Восточный. Само уголовное дело «о референдуме» было возбуждено в то время, когда материалы исследования о строительстве Восточного по просьбе ФАС готовились для передачи в это ведомство, а также в Счетную палату.

«Я был далек от мысли, что мои работы будут представлять серьезную значимость и интерес. Я стремился при изучении тем честно и независимо разобраться в проблеме повышения эффективности госсектора экономики. Однако, видимо, опубликованные и оказавшиеся замеченными результаты не понравились тем представителям госкорпораций,

которые были замешаны в недобросовестных сделках. Эти лица могли счесть, что организацией моего преследования они смогут очернить результаты работы и тем самым уйти от моральной и иной ответственности (мол, «это же экстремист, вот и понаписал всякой ерунды»), — отмечал Соколов в письме на имя уполномоченной по правам человека Татьяны Москальковой, председателя СПЧ Михаила Федотова и в Генпрокуратуру РФ.

«Обвинение, предъявленное нам — абсурдно»

Александр Соколов провел в СИЗО «Матросская тишина» под следствием больше года. Как член ОНК Москвы, я несколько раз видела его там. Все это время он провел в одной и той же небольшой камере. Когда мы его навещали, он всегда был очень приветлив. Рассказывая о своем деле, каждый раз повторял: «Реальная причина моего преследования — моя журналистская деятельность и моя диссертация».

В последний раз я видела его в конце октября. Зашла попрощаться: заканчивались мои полномочия как члена ОНК. Соколов рассказал о своей жалобе, которую он подал в суд, пытаясь обжаловать незаконное продление ареста.

«По закону запрещается содержать под стражей обвиняемых по тяжким статьям более 12 месяцев. Нас должны были освободить, когда закончился год содержания под стражей. А нас продолжают держать» ( Соколова арестовали 28 июля 2015 года — Открытая Россия). Тверской суд Москвы жалобу журналиста проигнорировал, а само уголовное дело было передано в суд.

Соколов спит на верхней шконке. У него много бумаг и книг. На тумбочке — газеты РБК. «Я их получаю. И слежу за тем, что происходит в редакции», — говорит он. Показывает ту самую свою жалобу в суд — обжалование незаконного содержания под стражей. Обращаю внимание на первые слова: в «шапке» заявления вместо «обвиняемого Соколова А. А.» написано «от преследуемого по ч.1 ст.282.2 УК РФ по у/д 385061 Соколова А. А. 17.11.87 г.р.».

Спрашиваю, что он думает о своем деле.

Соколов: «Обвинение, предъявленное нам — абсурдно. Искать экстремизм спустя пять лет в том, что мы хотели провести референдум — абсурд. Само это обвинение наводит на мысль, что реальная причина моего преследования в другом.

О чем референдум? О революции? Нет. Референдум должен был дать возможность гражданам оценивать правителей. Если больше 50% избирателей положительно оценят итоги правления уходящего президента и уходящих депутатов, то они награждаются. Согласно рейтингу ВЦИОМ на июль 2015 года, 87,8% граждан России одобряли деятельность президента РФ Владимира Путина. Если бы референдум был проведен и был принят закон об оценке власти, то президент большинством голосов стал бы Героем России. И депутаты тоже.

— Вы считает себя оппозиционером?

«Меня обвиняют в экстремизме, обвиняют в том, что я занимаюсь политической деятельностью. Но с 2013 года я никакой политической деятельностью не занимаюсь. С осени 2013 года я начал работать корреспондентом газеты РБК. Защитил диссертацию. Последние годы я не общался с теми людьми, которых следствие считает моими подельниками. Я встретился с ними впервые за несколько лет в автозаке, когда нас везли на продление меры пресечения», — говорит Соколов.

В обвинительном заключении, которое сегодня зачитывают в Тверском суде Москвы, обозначена роль каждого фигуранта в руководстве инициативной группой по проведению референдума: Юрий Мухин проводил собрания, где обсуждалось, как вести агитационную работу, Валерий Парфенов занимался организационной частью, Кирилл Барабаш выступал на митингах. Роль специального корреспондента газеты РБК Александра Соколова достаточно скромна, о ней в обвинительном заключении всего одна строчка: Соколов зарегистрировал сайт ИГРП «ЗОВ» и был его администратором

Задать вопрос


комментарии (4)