Пользовательские блоги, 25.11.2016

Комментариев: 0
Cмотрю на зеленую высотку ЮКОСа и думаю о том что чувствует сейчас ее хозяин, который не был здесь 13 лет. Смирился он с тем, что его собственность ушла на расселение ветхого фонда или хочет ее вернуть?

Собственность — основа любой экономики, она вечна по своей идее. В конце концов, мы должны хранить и возделывать — это Библия, но как это возможно, если если вся крупная собственность в сегодняшней России украдена и постоянно меняет владельцев. В 30-х забирали имущество через расстрельные статьи, в 90-х через приватизацию, в нулевых через враждебное поглощение, сейчас через борьбу с коррупцией, то есть, эволюционно мы пришли к высшей форме воровства: хищение имущества через борьбу с хищением имущества.


Навальный выходит на сцену, долго копается с конвертом, открывает его... брюки превращаются. превращаются брюки. Этот дом принадлежит.......чиновнику или владельцу нефтяной компании. На тебе. Вот все и открылось. Трёхметровые заборы, которые тянутся до Николиной горы, принадлежат не сутулому преподавателю ОБЖ из Мневников и не врачу-окулисту районной поликлиники, которые долго учились и много работали, а людям, похожим на Сечина или Медведева. Это ли не чудо, правда же?


Но проблема русских не в том, что вся крупная собственность украдена друг у друга, а в том, что мы не можем остановиться. Государство в 90-х должно было сказать: все. Мы поделили страну на хозяев и слуг, карусель остановилась, все вышли в кэш: мы не хотим революций. Это тетка с большими губами и маленькой собачкой и есть настоящая собственница. Не зеки Беломорканала, не рабочие первых пятилеток, а она. И теперь все всерьез: инноваци, инвестиции, надежность бизнеса. Прощенное вокресенье. Все все простили друг другу. С завтрашнего дня начинаем бегать по утрам и растить хлеб. Олимпиада, девочка Люба. Украинские политики продадут нам Крым за полцены, европейские закроют на это глаза. Мы станем добропорядочными бизнесменами, будем содержать не один, а три детских дома, и кровавые мальчики перестанут беспокоить нас по ночам.

Начало новой жизни в 2014-м испортил кошелек, выпавший из кармана лоха. Ты знал, что не надо его поднимать, чувствовал, что где-то разводка. Но я же не нарочно, я машинально. Он ведь наш.


В первую московскую ночь мне мешала спать эта самая юкосовская высотка: подсветку выключали поздно. Замосковоречье стало мемориалом новой России. Здесь дом приемов ЛогоВАЗа, где Березовский решал кого посадить в лавку после Ельцина. На Новокузнецкой убили Листьева, на Москворецком Немцова. Новое телевидение, новые политики, новый бизнес — все здесь.

Ходорковский помнит об этом и не торопится возвращаться, но как жить, когда ты не можешь вернуться из Лондона домой и просто пройти по московским улицам. Янки, фрицы, макаронники, лягушатники и почти не слышно русской речи, а у тебя семь высоток столицы от лопатки до лопатки и нелепая схема Замоскворечья на печени.

В стране, где собственность периодически обнуляется, единственная реальность — успеть потратить украденное. За тобой все равно придут. А может, мы просто по-своему поняли Библию: не собирай сокровищ на земле, а только на небеси. Победоносцев когда-то говорил, что русский человек идет прямо к вере, без буржуазного гуманизма, гражданского кодекса и прочей хрени. Похоже на то.

Задать вопрос


комментарии (0)