Историчность памятников и конфликт поколений: к вопросу принципов мемориальной политики в Украине

Пользовательские блоги, 19.02.2015

Комментариев: 0
Прошедший 2014 год стал периодом жаркой и кровопролитной развязки политического противостояния в стране. Этот год проявил себя еще в одной сфере – мемориальной политики. С декабря 2013 года по сегодняшний день в Украине было разрушено и осквернено более 500 памятников советского периода, в первую очередь, под удар попали памятники Ленину.

Подобная мемориальная война стала возможной в силу разворачивания двух конфликтов. С одной стороны, это конфликт разных видов исторической памяти в регионах страны – память жителей западных регионов страны против исторической памяти жителей восточных и южных регионов. Кроме того, с другой стороны, разгорается вариация классического конфликта «отцов и детей», конфликт поколений.

Несомненно, нужны новые подходы в мемориальной политики нашей страны. Новая эпоха требует изменений и в облике наших городов. Но к этому нужно подходить более осмотрительнее, чем с краской и кувалдой … Должен быть достигнут общественный консенсус, который воплотится в жизнь законами и повседневной практикой. Пока что этого консенсуса нет.

Постараемся рассмотреть причины отсутствия такого консенсуса.




Памятник как завещание потомкам

Консенсуса по этому вопросу нет по одной простой причине: любой памятник является символом, через который минувшие поколения стараются передать будущим поколениям свое мировоззрение и свой опыт обустройства общественной жизни. Памятник – это своеобразное завещание. Завещание – это послание из прошлого в будущее, которое должны осуществить ныне живущие.

В истории любого народа во все периоды существовали такого рода завещания. Еще древние римляне воздвигали статуи своим императорам, консулам и трибунам, стремились не просто запечатлеть на века в камне своих славных современников, а оставляли эти каменные колоссы в назидание своим потомкам, как будто бы ставя в пример образ мышления и деяния тех самых императоров, консулов и трибунов.

Нужно, правда отметить и тот факт, что римляне как раз и открыли кроме информационной и назидательной еще одну функцию памятников – идеологическую.

Таким образом, мы можем сделать три важных вывода.

Первый: любой памятник в обществе играет роль мировоззренческого ориентира, через который осуществляется трансляция исторического опыта между поколениями людей, живущих на той или иной территории (в той или иной стране, городе, провинции).

Второй вывод заключается в том, что любой памятник может выполнять три функции. Первая функция – это информирующая о том или ином событии, о том или ином человеке, которые имели место в истории того или иного народа, той или иной местности, города. Вторая функция – это функция назидательная, заключающаяся в информировании нас о характере того или иного события, коэффициенте его полезности для той или иной страны. И не обязательно, чтобы памятник нес информацию сугубо позитивную. Это может быть и памятник всеобщего национального несчастия или горя. Памятник нас учит: если вы будете действовать так, то будет вот так вот! И третья функция – это функция идеологическая. Идеологическая функция памятника – это программа развития общества. Памятник нам служит не просто картинкой, рассказывающей о прошлом. Памятник в своей идеологической функции указывает нам как следует жить дальше, к чему идти.

В дореволюционной России большинство памятников выполняли первые две функции. Лишь в 1862 г. в России был открыт памятник, который, в больше своей степени, был призван выполнять роль идеологическую – это памятник «1000-летие России» в Великом Новгороде. Коренной перелом произошел после прихода большевиков к власти в 1917 г.




Эпоха большевизма и его символы

Ленин и его сторонники считали, что Россия стала первым социалистическим государством в противоположность капиталистическому миру. По его же мнению, и по мнению Троцкого, Советская Россия, а далее, СССР должны были стать плацдармом для мировой социалистической революции. Но социальный подъем в мире сменился спадом, да и советская бюрократия и партномеклатура во главе со Сталиным, увидев, что и в в «отдельно взятой» стране им живется не плохо, отошли от идеи «экспорта мировой революции». Но для широких «народных масс» они приберегли басню про построение «социализма в отдельно взятой стране», которой «советский народ» и жил на протяжении 80 лет. Вот тогда то и началось масштабное, практически индустриальное, возведение памятников различным партийным деятелям. И в первую очередь – Ленину.

Когда же Советский Союз распался, коммунистическая партия девальвировалась и маргинализировалась, исчез и советский народ. Люди в разных точках СССР обнаружили, что, оказывается, никому они не были нужны, и оказывается, что никакого светлого будущего и близко не намечается, а бывшие работники партийных аппаратов и госорганов – это преуспевающие бизнесмены или родственники хватких «кооператоров», быстро овладевающих заводами, пароходами, фабриками и прочим «общенародным» добром. И тут людей охватила апатия, все выживали кто, как мог.




О принципах новой мемориальной политики: историчность и прагматизм

Совсем иной взгляд на жизнь у нас, у молодого поколения. Рожденные на закате советской эпохи или же уже после провозглашения независимости, мы, молодое поколение, живем идеями не построения коммунизма когда-то через N-ое количество лет (или десятилетий).

Мы хотим достойную работу, хорошее образование, доступное жилье, качественную медицину уже сейчас. На смену «московскому мечтательству» советского периода пришла европейская прагматичность молодого поколения.

И как мне кажется, наша европейская прагматичность должна в первую очередь заключаться не в плотоядном поедании символов прошлого и препирательствах с пенсионерами у памятников Ленина.

Про программу политических действий в различных сферах общественной жизни я не хочу говорить. Это тема отдельного разговора и, даже, многих разговоров. Сейчас речь пойдет про выдвижение мемориальной программы, альтернативной советскому завещанию.

Проще вопрос ставим так: а кого мы хотим видеть на постаментах вместо Ленина, Артема или еще кого-нибудь из когорты советских деятелей?

И тут важно выдвинуть ключевые принципы современной мемориальной политики.

Президент Украины Петр Порошенко в октябре прошлого года в выступлении перед интеллигенцией, приветствуя снос памятника Ленина в Харькове, сделал важную ремарку о том, что памятник Ленину в Харькове стоит абсолютно необоснованно так, как Ленин никогда и не был в этом городе.

Причина стояния Ленина в Харькове – не информирующая и не назидательная. Она сугубо идеологична. Против чего и восстало молодое поколение.

Итак, в европейской Украине можно назвать следующие принципы мемориальной политики.

Первый принцип. Принцип историчности. Памятник должен информировать людей о том, какие события были в той или иной местности, какие люди тут жили, бывали, какой их вклад в развитие той или иной местности или региона.

В условиях принципиальных отличий исторической памяти в различных регионах Украины принцип идеологичности мемориальной политики должен быть отметаем сразу. Столь многогранная страна как Украина должна объединяться принципами, а не памятниками и героями.

Второй принцип мемориальной политики современной Украины видится эстетический прагматизм. Памятник должен соответствовать архитектурному облику окружающей местности. Если среди зданий 19-го века стоит, условно говоря, «утюг» «Потемкинцев» - это не эстетический прагматизм, а идеологическая несуразица.

Третий принцип – принцип общекультурной ценности и уникальности. Если памятник мировым сообществом признан уникальным (как к примеру, в случае с памятником Ленину в Харькове), то он должен оставаться на месте. А если уж он, по сути своей, является идеологическим и сильно мозолит глаза местному сообществу, то его нужно перенести в музей или на охраняемую территорию в назидание потомкам.

Четвертый принцип – принцип аполитичности принятия решений о сносе, переносе или обустройстве мемориала/памятника и пр.

Пятый принцип – соответствие мемориала/памятника международным общепринятым этическим принципам гуманизма и человеколюбия, нормам международного права в сфере мемориальной политики.

Предложенные принципы мной не рассматриваются, как однозначно сформулированные и окончательными в своем перечне. Данные предложения по принципам новой мемориальной политики в Украине – это первоначальные предложения, вызванные многочисленными фактами разворачивающейся в стране «мемориальной войны» и предложениями действующего министра культуры Вячеслава Кирилленка.

Кроме того, любые мемориальные войны чреваты реальными человеческими жертвами и лучше сто раз обсудить принципы политики памяти в стране, чем потерять хоть одного человека в драке возле очередного памятника ушедшей эпохи.

И так слишком много крови льется, чтобы еще ее умножать борьбой за символы. Это в Азии любят за символы побороться …

А мы же все-таки европейцы!

Задать вопрос


комментарии (0)