Елена Лукьянова: нам не нужен новый текст,
пока мы до конца не познали старый

Опубликовано 6 апреля 2015 года

Владимир Пастухов в статье «Свободы не бывает без равенства, а равенства не бывает без братства» предложил начать дискуссию о том, нужен ли России новый конституционный текст, или можно попытаться построить конституционный режим, опираясь на тот текст, что есть сейчас. Доктор юридических наук Елена Лукьянова считает, что в Конституции нужно заменить только часть.

Читая Владимира Пастухова

О «русскости»

У меня есть целая глава докторской диссертации, написанной 12 лет назад, ровно о том, чему посвящена большая часть статьи Владимира Пастухова. Мы фактически разными словами об одних явлениях говорим. Только Пастухов, как всякий мальчик, пишет, что любая новая идея превращается в России при сборке в автомат Калашникова, а я, как  девочка, рассказываю, что иностранный камзол превращается в русский сарафан.

Так называемая «русская матрица» или «русскость» — абсолютный пропагандистский миф

И о двухсотлетней конституционной идее, и о соборности, и о державности, и о правовом нигилизме, о прочих русских чудесах. Но, в отличие от самой себя двенадцатилетней давности,  теперь я  уверена, что так называемая «русская матрица» или «русскость» — абсолютный пропагандистский миф. Я очень внимательно читала все последние годы работы по социологии и психологии. И теперь понимаю, что населению России коллективизм вовсе не свойственен. Это нация индивидуалистов. А значит, вся соборность, которую совершенно гениально описал Пастухов, ничего не стоит. И вымывается из мозгов при правильном алгоритме действий пусть и не мгновенно, но довольно быстро. Потому как индивидуалистическим мозгам гораздо ближе самоценность личности как приоритет. А, следовательно, и все иные ценности на нашей почве приживаемы и адаптируемы без большого ущерба для психики. Эти мифы развеются как дым, и лишь немногие упертые останутся в стане язычников среди массы новообращенных. Это вам не Британское владычество в Индии.

О конституции и конституционализме

Честно говоря, у того же Пастухова мне гораздо больше нравится определение конституционализма как рационализации государства. Его сущностью (по Пастухову) является самоуправление. Хотя, конечно, и от «свободы-равенства-братства» тут кое-что есть. Но мне кажется, что это чуть-чуть другое… Здесь, скорее, об откапывании смыслов.

Наша конституционная наука, к сожалению, крайне консервативна

Пастухов пишет: «Конституция — враг понятий» Если понятийных понятий, то да. Если юридических — то нет. В то же время, Конституция действительно не текст.  С этим я согласна абсолютно. Вернее, внешне-то это текст, конечно. Но его нельзя рассматривать как обычный набор правил,  как позитивное право. Это текст совершенно особый, в котором каждая норма  — не совсем норма. Это норма-ценность, норма-принцип, норма- философия и мировоззрение. Поэтому и называется Основной закон. И опять-таки именно поэтому надо говорить не о соблюдении конституционных норм, а о внедрении конституционных ценностей. Собственно, Пастухов тоже об этом, но, опять же, немного другими словами.

Это понимание, в первую очередь, важно для конституционной науки и юридической школы. Если она первая не пересмотрит своего отношения к Конституции, то мало что получится. А наша конституционная наука, к сожалению, крайне консервативна. Хотя не вся. За последнее десятилетие много в нее пришло и хороших современных молодых ребят, да и в среде зрелых ученых потихоньку стали меняться взгляды, чему немало способствовал, надо отдать ему должное, Конституционный суд. Но пока еще не настолько, чтобы количество перешло в качество. Пока еще доминирует юридический позитивизм.

О новой Конституции

Нам не нужен новый текст, пока мы до конца не познали старый

Нам не нужен новый текст, пока мы до конца не познали старый. Нам его еще познавать и познавать, откапывая смыслы. Нам нужен всего лишь новый кусок текста. Нужна замена того, что не дает работать принципам, — разграничение полномочий между государственными органами. И дополнение о выборах, о которых в Конституции практически ничего не сказано. Мы об этом предупреждали еще двадцать с лишним лет назад за месяц до референдума по принятию Конституции.

О конституционном проекте

Да, конечно, конституционный проект в современной России гораздо шире, нежели просто конституционный текст, но я не могу согласиться с тем, что для его реализации нам придется «вывернуть наизнанку русское традиционное политическое сознание», или провести реформы, равные петровским или раннесоветским. Общество в России при условии аккуратной дезактивации от Останкинской наркотической иглы в значительной степени уже готово к квантовому переходу на другой уровень. Не готово к этому государство (его верхушка). Я могу это доказать. Исследовано, в том числе на основе работ Владимира Пастухова.

Нам нужен юридический всеобуч

Нам нужен юридический всеобуч. Странно звучит? Так называлась моя статья в газете «Известия» в сентябре 1988 года. «Юридический» не в смысле познания права, а в смысле познания смыслов. В том числе и в первую очередь таких как «свобода-равенство-братство». А еще из всех конституционных преамбул мне больше всего нравится преамбула Конституции РСФСР 1918 года: «ввести преподавание данной Конституции во всех школах и ВУЗах Российской республики». Только не отдавать это на откуп учителям истории. Все, на самом деле, не так сложно. Учить, учить, учить, разъяснять, спорить, доказывать. Масштабный, но не самый сложный проект. Особенно в современных условиях, когда можно не гонять лектора с путевкой общества «Знание» живьем по городам и весям, а создать хорошо обученную сетевую структуру, оснащенную циклом блестяще подготовленных видеоуроков… И интернет, которого в России уже реально много. В общем, знаю, как сделать, поскольку думаю об этом не первый десяток лет. При наличии телеэфира, дело двинется кратно быстрее. Так что глаза боятся — руки делают.

Самая нереализуемая статья Конституции — это статья 18

…И еще я не согласна с тем, что самая нереализуемая статья Конституции — это статья о равенстве перед законом. Будем справедливы — это не совсем так даже при всех безобразиях и мерзостях в отечественной правоприменительной практике. За двадцать лет мы прошли в этом направлении огромный путь. Неровный, трудный, не всегда последовательный. Но прошли. Самая нереализуемая статья Конституции — это статья 18. О том, что «права и свободы человека и гражданина … определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». Решим эту проблему — решатся и другие.


комментарии (0)