Сергей Алексашенко: «Российская экономика не достигла дна кризиса»

1 июня 2015 года
Сергей Алексашенко

Экономист Сергей Алексашенко продолжает серию публикаций «Маленькие эпизоды большого экономического пазла» на Открытой России. Сегодняшний эпизод — о причинах динамики курса рубля и о мобильной молодежи, которую недооценил официальный экономпрогноз

Нефть и валютный курс

Я далек от мысли о том, что снижение цен на нефть с пиковых значений начала мая могло так быстро сказаться на притоке валютной выручки в Россию: лаг между изменением спотовых цен и предложением валюты на рынке составляет 6-8 недель, так что приписать ослабление рубля последних десяти дней нефтяному фактору я не могу. Точнее говоря, объективному воздействию нефтяного фактора. Другое дело, что психологически снижение цен на нефть заставляет игроков менять свое поведение в попытке успеть обыграть других.

Динамика цен на нефть Brent ($/баррель)

Источник: profinance.ru

Динамика курса доллара к рублю в апреле-мае

Источник: profinance.ru

Я больше склонен предположить, что объективной основой изменения курсовой динамики является повышение спроса на валюту под влиянием действий Банка России, который стал покупать валюту (с 13 мая куплено более $2 млрд) и одновременно стал заставлять банки сокращать свою валютную задолженность перед ним (минус $2,1 млрд за последние три недели). В итоге за короткий срок Центробанк забрал с рынка более $4 млрд. Так что ни о какой тенденции сегодня говорить нельзя. Все, что связано с динамикой курса рубля, находится известно в чьих руках.

Оценка ВВП ВЭБом

По оценке Внешэкономбанка, в апреле российский ВВП снизился на 0,6% после падения на 0,4% в марте, на 0,6% в феврале и на 1,6% в январе (с исключением сезонного и календарного факторов). К апрелю прошлого года падение составило 4,3% (минус 1,9% по итогам первого квартала), что, конечно, не позволяет говорить ни то том, что дно кризиса пройдено, ни даже о том, что российская экономика этого дна достигла.

Эксперты ВЭБа поддержали мою гипотезу о том, что ускоренное авансирование военных расходов из бюджета в начале года и нормализация финансирования в апреле могли стать статистически значимым фактором для динамики ВВП. Однако я не согласен с их мнением о том, что это могло отразиться на динамике производства оборонной (обрабатывающей) промышленности — мне кажется, что скорее этот спад может быть связан с влиянием западных санкций, введенных в отношении предприятий российского ВПК, и с принятым решением об изменении структуры военных расходов в рамках государственной программы вооружения на 2011-2020 годы (сокращение расходов в интересах ВМФ и рост расходов в интересах Сил спецназначения, ВДВ и Сухопутных сил).

Оценка ВВП в индексе Внешэкономбанка

Источник: Внешэкономбанк

Банкам будет нелегко

Отчетность Сбербанка за первый квартал по МСФО показала, что этот год будет нелегким для банковской системы. Сжатие кредитного портфеля, отсутствие прибыли от кредитования, рост просроченной задолженности, недостаточность созданных резервов — вот основные болевые точки. Понятно, что устойчивости Сбербанка ничего не угрожает — все-таки и прибыль есть, и приток вкладов населения возобновился, и акционер всегда сможет прийти на помощь. Но ведь Сбербанк не единственный банк в стране. Да и оценить объем предстоящей работы по реструктуризации плохих долгов отчетность не позволяет.

Обновленный прогноз Минэка

Минэкономики опубликовало свой обновленный прогноз на 2016-й год, который, видимо, будет положен в основу разрабатываемого бюджета. Особенных неожиданностей в нем нет, общий оптимистический характер прогноза сохраняется: спад будет умеренным (минус 2,8%), возобновление роста ожидается уже в конце этого года. Зависимость будущего роста от динамики нефтяных цен прослеживается четко: в базовом прогнозе ($60 за баррель в 2016-м плюс $5 каждый последующий год) экономика растет со скоростью 2,3-2,4% в год; в позитивном сценарии ($60 за баррель в 2016-м плюс $10 каждый следующий год) средние темпы роста повышаются до уровня 3% в год.

Прогноз опирается ровно на те гипотезы, которые ему «выгодны»: рост доходов населения отстает от роста производительности труда и роста инвестиций, темпы увеличения импорта затухают, хотя и частное потребление и инвестиции наращивают темпы роста на прогнозном горизонте.

Самый серьезный долгосрочный вызов, с которым сталкивается российская экономика, — демография, — упомянут лишь вскользь, хотя уже со следующего года Россия войдет в период быстрого сокращения рабочей силы. По прогнозу, к 2018 году численность трудоспособного населения сократится на 3,5% по сравнению с 2015-м, но только при условии, что «ежегодно будет поддерживаться положительно миграционное сальдо на уровне около 300 тысяч человек, в первую очередь за счет привлечения на постоянное место жительства в Россию соотечественников, проживающих за рубежом, квалифицированных иностранных специалистов, перспективной молодежи».

Мощное предположение! Никак, увы, не опирающееся на реалии… Пока, согласно данным ФМС, количество россиян, возвращающихся на родину, составляет около 100 тысяч человек в год. А вот сколько россиян уезжает из страны на ПМЖ — судя по всему, не знает никто. Знаем мы только то, что за первые четыре месяца текущего года количество выданных россиянам загранпаспортов выросло более чем в два раза, притом что количество туристов, выезжающих за границу, сократилось на 15-20%.

Падение в рейтинге IMD на 7 позиций

На прошедшей неделе вышли данные сразу по двум международным индексам: рейтингу конкурентоспособности IMD и индексу восприятия коррупции Transparency International. Никаких сюрпризов не случилось: Россия скатилась вниз в обоих списках (45/60 и 136/174, соответственно), причем в индексе IMD падение было весьма серьезным — на 7 позиций, — и объясняется исключительно политическими факторами (участие в военном конфликте на Востоке Украины). У войны есть цена. В том числе и для бизнеса.

Что касается сползания вниз по уровню восприятия коррупции, то я бы не стал говорить, что за минувший год коррупции в России стало значительно больше. Просто, с одной стороны, в 2012 году Россия получила «аванс» за проделанную работу по изменению законодательства, поднявшись на 10 ступенек; по прошествии двух лет выяснилось, что закон в России — это одно, а практика — увы, другое… С другой стороны, многие страны в борьбе за свой имидж стремятся подняться повыше, и вот Казахстан обогнал Россию, Киргизия и Азербайджан, стоявшие год назад на одной ступеньке с нашей страной, шагнули вверх, а снизу на российский уровень поднялась Нигерия.


комментарии (3)