Сергей Алексашенко: «У российской экономики остается один путь — скользить вниз»

16 июня 2015 года
Сергей Алексашенко

Экономист Сергей Алексашенко продолжает серию публикаций «Маленькие эпизоды большого экономического пазла» на Открытой России. Сегодняшний эпизод — о валютном рынке, экспорте и импорте, о причинах замедления инфляции, о сокращении доходов и расходов бюджета

Нефть и валютный курс

Банк России сильно удивил меня, когда объявил, что поставил своей целью нарастить валютные резервы до $500 млрд. Нет, конечно, я понимаю желание политиков застраховаться от всего, чего только можно, но вот так просто перечеркнуть «дело всей жизни» и отказаться и от политики инфляционного таргетирования, и от политики свободного курса — это мощно! Радует одно: с тем, что это мощно, согласились и два непримиримых оппонента — министр экономики Улюкаев и помощник президента Глазьев, — то есть не мне одному это решение представляется сомнительным.

Помимо того, что это решение пошло вразрез с тем, что Банк России декларировал на протяжении последних лет, и с тем, что он написал полгода в своих Основных направлениях денежной политики (на самом деле все вместе это заставляет меня сказать, что не только никакой политики у Банка России нет, но и внятное целеполагание отсутствует), это решение означает, что Банк России еще заявляет и о том, что он намерен и впредь устраивать эксперименты со скачками курса рубля (как это было в начале 2009 года и в ноябре-декабре 2014), для чего сначала будет проводить массированные интервенции в поддержку курса рубля, а потом уходить с рынка.

Похоже, люди, сидящие сегодня на Неглинной, в принципе не способны обучаться. Даже на своих ошибках.

Импорт не хочет сокращаться

Тем временем опубликованные Банком России данные о статистике внешней торговли (по методологии платежного баланса) за первые четыре месяца заставили меня нахмурить брови. Дело в том, что экспортная выручка сократилась сильнее, чем расходы на импорт (38% против 37% по сравнению с 2014 годом), в результате торговое сальдо не только не укрепилось, а напротив, сократилось на 16,5%. Это означает, что решающим фактором балансирования платежного баланса стало не падение импорта (что мне казалось естественным), а сокращение неторговых текущих платежей, — а эта ситуация может в любой момент легко покачнуться, например, за счет выплаты высоких дивидендов.

Если таковое случится, то или Центральный банк начнет снова продавать валюту из своих резервов или экономике нужно будет принять очередной виток ослабления рубля и сокращения импорта.

Инфляция исчезла, но...

Я бы не спешил радоваться тому, что, по данным Росстата, потребительская инфляция в первую неделя лета остановилась, и не стал бы спешить делать сильно оптимистические прогнозы в отношении российской экономики. Похоже, что главным фактором замедления инфляции сегодня стало не влияние денежной политики — между решениями Банка России о повышении или понижении ставки и динамикой цен лаг может составлять 6-9 месяцев, — а продолжающееся падение уровня потребления населения, являющееся оборотной стороной сокращения спроса. Если мое предположение верно, то падение российской экономики продолжается. И ничего хорошего в этом нет.

График. Месячные темпы потребительской инфляции в России в 2009, 2013 и 2015 гг. (%%)

Источник: Росстат

На графике хорошо видно, что в текущем году темпы роста цен падают гораздо быстрее, чем во время прошлого кризиса, в 2009 году. Годовой прогноз инфляции и Банка России, и Минэкономики (11,5-12%) достигается, если в оставшиеся месяцы года месячная инфляция будет соответствовать тому, что наблюдалось в 2009 или 2013 (исторически низкая инфляция). Но для этого... инфляция должна повыситься от текущего уровня, что не может случиться либо без начала подъема экономики — посмотрите на график: в 2009 ускорение инфляции как предвестник оживления спроса началось в апреле, за месяц до начала роста экономики, — либо без очередного витка девальвации рубля.

О грустном (девальвации) говорить не будем. Но и на оживление спроса пока ничего не указывает. Более того, даже правительственные оптимисты стали сдвигать момент разворота экономической динамики на последний квартал текущего года. А это значит, что темпы роста цен должны быть ниже, чем в 2009 году. Если мои рассуждения верны, то из-за слабости экономики инфляция в текущем году может опуститься ниже десятипроцентной отметки. Не знаю только, сможет ли это кого-то обрадовать...

Мог ли министр сказать правду?

На первый взгляд, оперативная информация Минфина об исполнении федерального бюджета за пять месяцев должна радовать: доходы и расходы идут равномерно (по 42-43% от годовых планов), дефицит уложился в запланированные на год параметры (3,7% ВВП). Одна- ко...

Посмотрите на график — отчетливо видны две тенденции: сокращение ежемесячных расходов и отсутствие роста доходов. Если в отношении расходов можно найти рациональное объяснение и пока успокоиться — всплеск в начале года был связан с авансовым финансированием обороны, а в мае Минфин решил просто и сам отдохнуть, и другим дать, — то ситуация с доходами явно не выглядит благополучной. Особенно если прислушаться к словам министра Силуанова, который сказал, что доходы первого квартала отражают экономические реалии конца прошлого года, а эффект начавшегося спада казне еще только предстоит увидеть.

Если поверить министру, который все-таки должен побольше информации иметь, чем мы с вами, то следующие месяцы для казначейства станут весьма тяжелыми, а дефицит снова выйдет за рамки установленных лимитов. Правда, в другом своем выступлении тот же министр сказал, что он ожидает, что по итогам года дефицит не превысит 3% ВВП. Если оба заявления правдивы, то единственный способ их совместить выглядит весьма просто — нужно всего лишь немножко недофинансировать расходы. А резать расходы Минфин полюбил в последнее время!

График. Помесячные доходы и расходы федерального бюджета (млрд.руб.)

Источник: Минфин

Не спешите тревожиться

Начавшиеся разговоры о дефолтах регионов (и даже технический дефолт Новгородской области) подтолкнули многих экспертов заговорить об угрозе бюджетной нестабильности. Вынужден их разочаровать — пока такого не наблюдается.

Информация казначейства об исполнении консолидированного бюджета России за четыре месяца говорит о том, что в сумме региональные бюджеты завершили первые четыре месяца с профицитом. Понятно, что даже несмотря на вертикаль власти Минфин не может забрать профицит у региона А и поделить его между регионами B, C, D. Но очевидно, что Минфин абсолютно в любой момент может немножко перераспределить свои денежные потоки, что через месяц-другой профицит региона А и дефициты его визави начнут сокращаться.

Ответить на вопрос — а почему с Новгородом дело дошло до дефолта? — не очень сложно. То ли кто-то бумажку не успел вовремя подготовить, то ли кто-то ее не вовремя подписал, то ли кто-то слишком долго гулял на майские праздники. Одним словом, беспокоиться и ожидать массовых региональных дефолтов не стоит.

Экспортная пошлина на зерно

Политика российского правительства в вопросе об ограничении экспорта зерна не может вызывать ничего, кроме здорового смеха. Когда в конце прошлого года была введена экспортная пошлина на зерно, я говорил, что это решение бьет исключительно по интересам аграрного сектора, которому просто некуда будет продавать хороший урожай. Пошлина была введена с 1 февраля до середины текущего года, и еще в начале апреля вице-премьер Дворкович говорил, что его как куратора сектора все устраивает и что он не видит необходимости досрочно отменять пошлину. Это заявление он сделал, когда уже стало очевидно, что экспорт российской пшеницы (попавшей под пошлину) сократился более чем в два раза.

Прошел месяц, и… безо всякого предупреждения и обсуждения правительство отменило экспортную пошлину совсем. Хотя тут же заявило, что с 1 июля введет ее снова. В такой ситуации нужно быть очень непонятливым, чтобы не увидеть, что окно возможности для экспорта зерна продлится всего 45 дней, и… экспорт зерна из России за прошедший месяц вырос по оценке Минсельхоза почти в 3,5 раза.

Но это еще не все. Установленная с 1 июля пошлина — 50% минус 5,5 тысяч рублей (но не менее 50 рублей за тонну) — на мой взгляд, является запретительно высокой и приведет к резкому падению экспорта зерна из России в следующем аграрном году. Хотя прогноз по урожаю весьма приличный.

И последнее. Кто-нибудь может объяснить, почему при экспорте зерна всегда (!) нужно платить пошлину в 50 рублей за тонну? То есть пошлина при цене зерна ниже 5,6 тыс. рублей за тонну (при более высокой цене зерна сумма пошлины будет больше) будет составлять менее 1%. Неужели в бюджете все так плохо?

Запрет на импорт продовольствия будет продлен

Синхронно министр экономики Улюкаев и глава президентской администрации Иванов заявили о том, что в случае продления экономических санкций Евросоюзом российские контрсанкции будут пролонгированы. Поскольку Россия не сделала ничего для того, чтобы у Евросоюза появились хотя бы малейшие основания не для отмены, а для смягчения санкций, то пармезана и моцареллы на прилавках российских магазинов ждать не приходится.

Падение продаж автомобилей

Данные Ассоциации европейского бизнеса о продажах легковых автомобилей в России в мае (минус 37% к маю 2014 года и минус 45% к маю 2013) укрепляют меня в мысли о том, что падение спроса населения под воздействием сжавшихся расходов продолжается. И значит, у российской экономики остается один путь — скользить вниз дальше.


комментарии (28)