Сергей Алексашенко: «Экономика России уже отброшена на три года назад»

22 июня 2015 года
Сергей Алексашенко

Экономист Сергей Алексашенко продолжает серию публикаций «Маленькие эпизоды большого экономического пазла» на Открытой России. Сегодняшний эпизод — о том, как данные Госкомстата за май свидетельствуют о продолжении падения экономики.

ЦБ не хочет давать ясности...

В прошлый раз я говорил, что мне не совсем понятна логика Банка России, который, с одной стороны, говорит о неминуемом начале экономического роста, но, с другой, дает настолько низкий прогноз по инфляции, что объяснить его можно только отсутствием какого-либо роста экономики до конца года.

Объявленное Центробанком на прошедшей неделе решение о снижении ключевой ставки еще больше укрепило меня в недоумении. С одной стороны, в своем заявлении Банк России достаточно аргументированно говорит о том, что кризисная ситуация в экономике проявляется в снижении потребительского спроса и инвестиционной активности, в сокращении зарплат и темпов роста кредитования. Все это обуславливает продолжение спада в экономике до конца года и, скорее всего, нулевой рост в следующем году (плюс 0,7% при $70 за баррель и минус 1,2% — при $60). Понятно, что никакого роста спроса, который мог бы оживить инфляцию, в таком прогнозе не просматривается, и на этой основе Банк России говорит о том, что за следующие 12 месяцев инфляция может составить всего 7%. Но тогда, с другой стороны, становится совершенно непонятной фраза из заявления Банка России об угрозе инфляционных рисков, которые будут сдерживать дальнейшее снижение его процентной ставки.

Традиционно центральные банки, устанавливая свою процентную ставку, ориентируются не на текущую (и уж точно не на прошлую), а на будущую инфляцию, на инфляционные ожидания. Судя по документам Банка России, его собственные ожидания будущей инфляции весьма низки, что позволяет ему безбоязненно снизить ставку еще на 2-3 процентных пункта. Не делая этого, он явно способствует дальнейшему повышению уровня реальной процентной ставки, что будет вести к еще большему охлаждению экономики.

...и преподносит новые загадки

Еще одну загадку преподнес мне Банк России своими действиями на валютном рынке, когда с начала месяца он одновременно 1) купил на рынке $2,4 млрд. и 2) увеличил объем предоставленных банкам валютных кредитов на $3,5 млрд. Я могу понять объяснения либо одного, либо другого, но не могу понять их вместе. Вернее, могу понять только в одном сценарии — какой-то из банков просто не может купить валюту на рынке (например, не имея рублевой ликвидности) и получает ее в кредит от Банка России под залог своих активов.

Но из этой непонятливости, тем не менее, похоже, следует важный вывод — локальная вершина рублем уже пройдена, и то, что мы наблюдаем сегодня, это не сдерживание Банком России укрепления рубля, а совсем даже наоборот.

Здесь уже не до удвоения

Росстат опубликовал новую оценку динамики российского ВВП за первый квартал текущего года, ухудшив ее с минус 1,9% до минус 2,2% (к первому кварталу 2014 года). Одновременно с этим Росстат существенно пересмотрел данные по ВВП за вторую половину прошлого года, что позволяет говорить о том, что этот спад в российской экономике, который продолжается уже три квартала, может оказаться продолжительнее, чем в кризис 2008/09 годов, когда он продолжался четыре квартала. Все, что для этого нужно, — чтобы сбылся оптимистический прогноз министра Улюкаева о том, что рост в российской экономике начнется в четвертом квартале текущего года.

График. Темпы роста ВВП России в 2011-2015 гг., %% (сезонно сглаженные, поквартально в годовом выражении)

Источник: Росстат

В целом, по оценке Росстата, экономика России уже отброшена на три года назад — на уровень второго квартала 2012 года, — и превышает уровень докризисного максимума 2008 года (второй квартал) всего на 2,3%. Получается, что за прошедшие семь лет (без одного квартала) среднегодовые темпы роста российской экономики составляли 0,34% — с такими темпами ВВП, конечно, тоже можно удвоить. Только понадобится для этого 200 лет. Боюсь, не доживем...

Май сулит продолжение спада

Вопреки многим экспертам, я не заметил особого оптимизма в майских данных Росстата. Да, падение реальных зарплат и уровня потребления населения замедлилось — но все это случилось благодаря резкому замедлению инфляции. А если посмотреть на майские данные со стороны предложения, то нельзя не заметить, что не только дно кризиса не достигнуто, но и падение продолжает ускоряться:

  • ускорилось падение промышленности (минус 5,5%);
  • ускорилось падение инвестиций (минус 7,6% против минус 4,8% в апреле) и строительства (минус 10,3% в мае после минус 10% в мае 2014 г.), что естественным образом отражается в статистике промышленности строительных материалов;
  • прекратился рост в жилищном строительстве (которое росло на 30% в первом квартале), а почти сорокапроцентное падение количества выдаваемых ипотечных кредитов (ниже уровня 2012 года) является неплохим опережающим индикатором грядущего падения в этом секторе;
  • вопреки заявлениям Газпрома о росте экспорта газа объем грузооборота трубопроводного транспорта (который в статистике практически равен железнодорожному) в мае сократился на 5% к маю прошлого года.

График. Некоторые индикаторы состояния российской экономики, %% (к тому же периоду прошлого года)

Источник: Росстат

Фантазии бьют ключом

Я с интересом продолжаю следить за бюджетным процессом. Чем ближе день обнародования Минфином первого проекта (который неизбежно будет корректироваться), тем больше новых и свежих идей преподносят нам правительственные ведомства. Для начала Минэкономики отказалось отстаивать бюджетные инвестиции, поняв, что шансов добиться своего нет никаких, зато шансы испортить отношения и с правительством, и с президентом в случае отстаивания своей позиции достаточно высоки. Потом Минфин объявил, что секвестр будет продолжен и при составлении бюджета-2016 — будут обрезаны нераспределенные расходы, а дальше на выбор: или следует отказаться от индексации зарплат бюджетников и социальных пособий, или сократить процентов на 10 все остальные расходы (кроме оборонных и дотаций Пенсионному фонду). И напоследок социальный вице-премьер О.Голодец заявила, что, решение о прекращении практики национализации пенсионных накоплений, о котором с гордостью заявило правительство несколько недель назад, оказывается, не было окончательным и есть некоторые условия, при которых это решение может быть отменено и, следовательно, национализация пенсионных накоплений продолжится.

Меня часто спрашивают о том, что должно сделать правительство, чтобы российская экономика вернулась на траекторию устойчивого роста. Поскольку каждый раз говорить одно и то же мне, честно, уже надоело, я решил в последний раз обсудить эту тему по просьбе журнала «Профиль» вместе с О.Вьюгиным, С.Гуриевым и К.Сониным


комментарии (15)