Рустем Адагамов

«Сейчас Facebook — территория войны,
и эту войну невозможно выиграть»


Блогер и фотограф — о феномене интернет- ненависти, тотальном контроле соцсетей и третьей мировой,
которая уже началась.
фото: Виталий Рагулин, dervishv.livejournal.com
Родился в 1961 году в Казани, окончил Московский историко-архивный институт (МГИАИ, сейчас — РГГУ). Работал главным художником фонда Сороса, основал рекламное агентство в Норвегии. После открытия фотоблога drugoi стал одним из самых популярных персонажей Рунета.

Участвовал в создании общественно
-политической организации «Лига избирателей». В октябре 2012 года был избран в Координационный совет оппозиции. Вскоре после этого прогосударственные СМИ обвинили Адагамова в педофилии. Сам он назвал эти обвинения «бредом».

Живет в Праге.


Рустем Адагамов
блогер
О ЗАПРЕТАХ В ИНТЕРНЕТЕ
Я скорее принадлежу к лагерю людей, которые говорят: «Оставьте это все
в покое». Интернет — это место, которое нельзя, невозможно цензурировать. Во-первых, это бесполезно. Любую информацию, которую пытаются скрыть, нельзя уничтожить полностью. Она все равно будет, ее все размножили. И от того, что администрация «Вконтакте» закроет, например, группу с шестью миллионами подписчиков, толку не будет никакого.

Все усилия цензурировать и контролировать интернет, которые сейчас предпринимаются во многих других странах, помимо России, занимают очень много времени и сил. Какие-то люди сидят и думают: «Как бы нам все это запретить?» Но выхлоп у этих усилий нулевой. Потому что вода всегда найдет свою щелочку, и толку никакого от этой цензуры нет.
В каком-то смысле это практика запугивания. Кто-то в следующий раз подумает: «А нужно ли мне вообще размещать информацию в интернете?». Но в целом запреты проблему не решают и решить не могут. Все-таки интернет — это саморегулирующаяся система.
«Репрессивными законами можно запугать
определенную часть людей, но наложить
полный запрет на интернет — невозможно».
фото: Виталий Рагулин, dervishv.livejournal.com
Даже люди, которые принимают законы по манипулированию интернетом, прекрасно осознают, что их запреты все равно не работают. И нужны лишь для того, чтобы у государства было точечное оружие против неугодных.

Вообще, выборочное законоприменение в России — одно из орудий подавления недовольных, неудобных, инакомыслящих. Есть же выражение «для друзей все, для врагов закон». Появляется неудобный блогер — в его записях тут же ищут то, что нарушает закон, и из кармана достается идиотская 282-я статья, по которой вообще любого можно привлечь и посадить, стоит найти
в тексте что-нибудь про разжигание национальной розни.
О «ХЕЙТЕРАХ» И ГРАНИЦАХ НЕНАВИСТИ
Cетевая анонимность дает возможность проявиться худшим человеческим чертам. Все свое подсознание, все скрытое за социальными табу человек может выражать именно таким образом — через чудовищные, оскорбительные комментарии в интернете. Люди же все в той или иной степени актеры, мы играем какие-то роли, и многим кажется, что играть роль плохого — приятно,
но
это лишь реализация внутренних комплексов.
Расскажу историю из своей практики. Я иногда провожу встречи с читателями блога. Приходят люди, которых я виртуально знаю, но лично не знаком.
В пространстве интернета все они очень резкие, грубые, такие антигерои, которые пишут гневные комментарии. Но в реальности они вдруг оказываются милейшими существами, и это никак не вяжется с их образами в сети. Я думаю, что многим людям это нравится. Может быть, потому, что у них скучная жизнь, бесконечные личные проблемы, суета, а так они сублимируют и переносят свои проблемы на других.
«Можно забанить десяток-другой пользователей,
но война не закончится, это человеческая природа —
воевать
. С этим ничего нельзя сделать»
.
О СОВЕСТИ И ВСЕДОЗВОЛЕННОСТИ
Интернет не живет категориями приличия. Что еще раз доказал последний громкий скандал с оскорбительным демотиватором об умершей Жанне Фриске в паблике MDK. Но здесь важно другое. Лично я эту картинку и не увидел бы никогда — я не пользователь сети «Вконтакте», как и еще миллионы людей.
И я узнал о существовании этой группы только тогда, когда разгорелся этот скандал.
Снежный ком начинает расти, фотографии копируются и размножаются по всему интернету. Чего добился тот, кто возмутился этим фото с Жанной Фриске? Ничего. Абсолютно ничего. Результат нулевой. Правильно говорят, что черный пиар — это тоже пиар.
«Если ты хочешь не допустить распространения какой-либо информации — просто не говори о ней. Это же так просто».

комментарии (15)