Сергей Алексашенко: «Будем готовиться к новому витку девальвации»

6 июля 2015 года

В новом «Маленьком эпизоде большого экономического пазла» Сергея Алексашенко — ответы на вопросы, что общего у Греции с Зимбабве, чем плохо укрепление рубля и из-за чего нынешний банковский кризис болезненнее предыдущих.

Быть богатым и здоровым?

Решительное «нет», сказанное греческими избирателями будущему своей страны, наглядно демонстрирует, насколько эффективной бывает популистская пропаганда в современном мире, насколько она в состоянии отключать мозги избирателю и заставлять его забывать о том, что дважды два равно четырем. 61% высказавшихся за отказ от принятия требований кредиторов при 80% выступающих за сохранение Греции в еврозоне...

На мой взгляд, ближайшее будущее Греции будет сильно походить на то, что происходило в Зимбабве лет пятнадцать назад. Но, конечно, с небольшим европейским оттенком.

Опыт истории ничему не учит

Итог июня в части действий Банка России на валютном рынке выглядит так: $3,8 млрд купили, $4,7 — прирост выданных валютных кредитов банкам. То есть на протяжении месяца Банк России удерживал рубль от ослабления. Зачем? Ответ найти невозможно.

Уже, кажется, все представители экономического блока правительства признали, что укрепление рубля — вещь ненужная и, возможно, даже вредная в нынешних условиях. Все негативные последствия девальвации уже абсорбированы экономикой, и обратно их (как зубную пасту в тюбик) вогнать вряд ли удастся. А особого позитива от укрепления рубля никто еще не смог продемонстрировать.

Такое впечатление, что руководители Банка России не в состоянии учиться даже на своих собственных ошибках. Значит, будем готовиться к новому витку девальвации, который при такой политике неизбежно случится.

Кто танцует, тот и платит

Совет директоров Банка России одобрил выдачу кредита на 110 млрд рублей Агентству по страхованию вкладов, чьи резервы с учетом предстоящих выплат вкладчикам обанкротившихся банков практически обнулились. Таким образом, Центробанк признал низкое качество банковского надзора и согласился за него платить.

Растет и будет расти

Текущий кризис не сулит ничего хорошего банковскому сектору и может оказаться гораздо более болезненным, чем кризис шестилетней давности. Вот уже просрочка по розничным кредитам превысила исторический рекорд, зафиксированный весной 2010 года (обратите внимание — через год после прохождения дна кризиса), достигнув 9,5%.

Банк России хорошо понимает, что процесс ухудшения качества кредитного портфеля банков будет продолжаться, и не сомневается в том, что рост доли плохих долгов еще впереди, ожидая повышения данного показателя до 16,5-17% во «второй половине 2015 — начале 2016 года».

С такой временной гипотезой можно согласиться, но только при одном условии — в прошлый посткризисный период падение доли плохих долгов было обусловлено возобновлением процесса выдачи новых кредитов населению (сумма плохих розничных кредитов при этом не снижалась). А вот в том, что в конце этого года население захочет снова набирать кредиты, у меня никакой уверенности нет.

Ипотека плюс рост доли госбанков

Ничего странного в том, что количество выдаваемых в России ипотечных кредитов упало ниже уровня 2012 года, конечно же, нет. Собственно говоря, уже по итогам первого квартала экономика России откатилась на уровень весны 2012 года, и падение на этом не закончилось: по оценке Росстата, в мае текущего года индекс выпуска продукции в базовых отраслях (хорошая аппроксимация динамики ВВП) снизился на 6,8% по отношению к маю прошлого года.

Не помогает населению и широко разрекламированная правительством программа субсидирования процентных ставок по ипотеке. Вернее, вполне возможно, что без нее было бы гораздо хуже, — примерно 60% выданных в мае ипотечных кредитов использовали господдержку, но, конечно, никакой мысли о том, что уровень активности ипотечного кредитования (и, соответственно, жилищного строительства) можно будет удержать на докризисном уровне, быть не может.

Вот чему госпрограмма поддержки ипотеки действительно помогает, так это дальнейшему огосударствлению банковского сектора. Условия этой программы (объем ежемесячно выдаваемых кредитов) прописаны так, что под них попадает лишь девять банков. В результате, по оценкам рейтингового агентства RAEX, к концу года госбанки будут выдавать 90% ипотечных кредитов.

Количество выдаваемых в России рублевых ипотечных кредитов (шт.)

Источник: Банк России

«РусГидро» нашло пятак под фонарем

Перманентный секвестр расходных программ федерального бюджета дошел и до приоритетного Дальнего Востока. Деятельность его энергетической компании «РАО ЭС Востока» постоянно субсидируется из бюджета, но долги компании при этом устойчиво растут. Новых денег из бюджета получить, очевидно, не удастся, и вот «РусГидро», которая управляет дальневосточной компанией, предложила ввести целевой сбор с российских энергогенерирующих компаний (2% от платы за мощность) для поддержки своей дочки.

Идея проста, как железнодорожный рельс, и не требует особого искусства при своей выработке — хорошо понятно, что речь идет о введении нового налога. А об обещании президента Путина не повышать налоги в России в течение трех лет в «РусГидро», видимо, не знают.

Битому неймется

История банка «Глобэкс» хорошо известна — одно из самых крупных банковских банкротств прошлого кризиса и одна из самых крупных и самых безуспешных программ санации банков-банкротов, запущенных российским правительством (87 млрд рублей). Кроме того, история «Глобэкса» — это рассказ о том, как работает (вернее, не работает) в России банковский надзор. Один из лучших очерков на эту тему, по иронии судьбы, принадлежит перу нынешнего первого зампреда Банка России Дмитрия Тулина.

Прошло семь лет, но, похоже, мало что изменилось в надзорном блоке Банка России — на повестке дня очередная программа санации очередной банковской группы, принадлежащей бывшему владельцу «Глобэкса» Анатолию Мотылеву. По сообщениям СМИ, АСВ начало проверку банка «Российский кредит» именно с целью изучения возможности передачи его на санацию.

С одной стороны, выглядит странно: человеку, обанкротившему один крупный банк, позволили владеть другим. Но, с другой стороны, санация банков-банкротов стала в России очередной «бюджетной кормушкой» для приближенных к власти бизнесменов — на эти цели федеральный бюджет отписал уже около 1 трлн рублей. Поэтому не стоит удивляться, если санация «Глобэкса» 2.0 обойдется бюджету дороже, чем первая попытка.

По три, но маленькие

Бодрые отчеты правительственных чиновников о том, что экономические санкции России нипочем, потихоньку начинают сменяться печальными «сводками с полей». Месяца полтора назад «Роснефть» сообщила, что у нее возникают проблемы с финансированием четырех из десяти новых проектов. И вот пришла очередь ВПК.

Из-за непоставок Украиной газотурбинных двигателей для фрегатов (сторожевых кораблей) проекта 11356Р ВМФ вынужден отказаться от поставок трех из шести судов этого типа. Обещания «Ростеха» о выпуске российского аналога оказались блефом, а решение ВМФ о закупке вместо указанных фрегатов 18 малых кораблей выглядят не иначе как давно известным способом освоить бюджет любой ценой.

Кроме того, неважно обстоят дела и с более мощными фрегатами нового поколения проекта 22350 (типа «Адмирал Горшков»), предназначенными для Северного и Тихоокеанского флотов — для них тоже нет двигателей, которые также пообещал выпустить «Ростех». Вполне вероятно, что именно по этой причине недавние совещания у президента Путина о ходе реализации программы вооружений привели к сокращению финансирования программ в интересах ВМФ.


комментарии (34)