С какой Верой собирали Земли, держа в руках иерейскую Книгу вместо меча, Афанасий Никитин и Семён Дежнев

Пользовательские блоги, 04.10.2015

Комментариев: 0
Коль скоро платформа выпустила статью о призывавшем недавно убивать учёных Стерлигове (это конечно у человека был момент "с приветом"), то и я решила что-то рассказать.

Я очень любила деда. Когда отца не стало, мне не было и восьми. Я сильно сблизилась с дедушкой. После гибели сына дед прожил два с половиной года и как-то наверно слегка перестал стесняться того, что он верит в Б'га, хотя конечно он вряд ли говорил кому-то кроме меня о характере своих убеждений: брату было всего 3, когда погиб отец, и он больше бывал у маминых родителей.

Веры дед мой, Феодосий Порфирьевич, был "старой", но об этом не распространялся. "Старообрядцем" или "старовером" себя не считал, беспоповцем или беглопоповцем - тоже. Раскольником - тем более. Он был как раз за объединение, как и многие "старообрядцы", если кто этого не знал. Это совсем не такое однозначное дело. Дед признавал своей общину в Буковине, в Черновицкой области. Так называемое "Белокриницкое Согласие".

В 1988-м году мне посчасливилось оказаться приглашённой на открытие в Москве музея этого вероотправного направления. Открывал его Дмитрий Сергеевич Лихачёв, а я стояла так рядом от него, что могла его потрогать. Позвали меня туда дедушкины лётчицы - мама до сих пор не знает. Надеюсь, ей сия статья на глаза не попадётся: она во всю молится в РПЦ МП.

Исходя из его записей, дед познакомился с буковинской общиной только в конце Второй Мировой: случаянно нашёл таких же, как он. Там всех признавали, и "иерей" там было прекрасное слово. Людей на "чёрненьких, беленьких и уз*оглазеньких" в той общине тоже не делили. Крест носить не заставляли. Для него всё это было важно. Любую другую Веру там признавали - по силе. Я с восьми лет носила крест, но в какой-то момент пришла от этого в ужас, как и многие сейчас.

Дед поддерживал отношения с вильнюсцами. Там была очень интенсивная древлеправославная жизнь. Его "Белокриницкое Согласие" было немного чем-то отдельным, а он сам про себя писал, что он относился к "Спасову согласию", в котором, как я поняла из его записей, им с 1978-го по 1980 годы было найдено лишь 3 человека.

Но после потери сына дедушка буквально рванул к беспоповцам в Вильнюсе за обществом. Захотелось видно старику с горя соборности. Литовские веры (так дел называл "старообрядцев"), как он писал, принадлежали к "Поморскому Согласию".

Он конечно верил только в Б'га внутри себя, но никаких проблем от соприкосновения с христианскими идеями не испытывал. Так и я.


a956b06f1662.jpg
Михайло Ломоносов Веры предков не предал.


Большинство из нас не связывают старую Веру с конституционализмом, а ведь она с ним связана. Там, где конституционализм развивался, была старая, древлянская Вера, как моя. Как только пришёл Никон, забыли Катехизис и Лексис Лаврентия Зизания и пошла во всю плясать раззолоченая византийщина. А ведь Старая Вера до того старой не называлась и была просто Верой. Как "Старой" до 1552-го года не называлась и Руса.

Из того, что дед писал, в Буковинском Согласии ему нравилось что всё же это не совсем "беспоповье", что "хоть на велосипедике ржавеньком", но какой-то поп (это обычное слово - на английском Папа Римский тоже зовётся "Pope(По[у]п)" к верующим да едет с окормлением.

Его, Спасово Согласие, всё же было ближе наверно к беспоповскому. Я говорила с Поморами в этой связи, и они сказали, что скорее всего Спасово Согласие беспоповское. Но о представителях его никто уже лет 200 ничего не слышал. Дед был, ха-ха, оригинал во всём, что делал.

Я общалась с некоторыми древлеправославными и конечно они мне все без единого исключения нравились тем, что они постоянно пытаются по-настоящему что-то почувствовать, что деньги, даже у "беглопоповцев"(название идёт, как я понимаю, со сбежавших в скиты священников от реформы Никона, который расколол Веру и привнёс в неё кое какую "мистику"), значения ни в коем разе большого не имеют.

Для примера скажу, что при Ющенко к представителям Белокриницкого Согласия (оно же "Буковинское", "Карпатское" или "Австрийское") понабежала масса инициативных, и они надумали не только монастырь восстаналивать (закрытый Сталиным - в полном ужасе был бывший палеоложий семинарист), но и купола золотить.

Так тогда ко мне в Петербург, где я работала в театре, в настоящем ужасе и в слезах [прямо по выходе с поезда] с Буковины приехал пожилой монах Белокриницкой Общины, со словами "как спастись от этих золотящих?". Хотел на полном серьёзе бежать от них в Бурятию. Такие вещи радуют, поскольку в контрасте к чересчур блестящей РПЦ я нуждаюсь, помня, что не всё то золото, что блестит.

Очень здорово продолжаются традиции древлеправославия на Буковине и в Литве. И ничего более "старого" по сравнению с РПЦ в этом и близко нет. Всё гораздо более живо и современно. Там ведутся настоящие разговоры о Вере, о борьбе за главное место в обществе для каждого, а не для единиц. Люди не тонут в обрядовости, золоте и мыслях о том, как бы чересчур заработать, а тянутся друг к другу, ищут жизни для своей Веры, связи с миром и укрепления в борьбе со злом.

Я всегда верила. Это меня собственно и поддерживало. Я очень рада, что моя Вера никак не связана с чьим-то БЕССТЫДНЫМ захапыванием себе земель, денег и помещений - часто колоссально дорогих. Хорошо, что они ещё не протащили в Думе церковную десятину.

Когда в Москве, при моём участии в качестве молодой мойщицы всего, что попадалось под руку, восстанавливался Храм Богородицы в ПутИнках, в 50 метрах от бокового входа в Сад Эрмитах, я была счастлива, что фундамент его и заложен и завершён до раскола, когда Русь искала больше закона, а граждане - больше прав. Настоятель Храма, протоиерей Глеб, в чёрной рваной штапельной рясе, для меня был "дониконианец", Человек Веры. Пр.Глеб меня в 1994-м не выдал.

Тогда же, когда в ПутИнках закладывался наш Храм, в правослóвной Вильне писался Катехизис и Лексис Лаврентия Зизании, а в Тракае Остафьем Воловичем и Львом Сапегой писалась первая в мире настоящая прямоправная гражданская конституция - Статут с Трибуналом: всё по старой, свободной Вере, до никонианского раскола и по-беды на Московии мрачной, тяжёлой, захапывающей всё на своём пути, византийщины.

Дед говорил: "человек Веры это человек дела". "Всё, что делаешь, Милена, делай с Верой". Так я и делаю, и всем желаю того же.


ceb86af24ca6.jpg


Моя Вера - не старая. Это Вера в Человека, вечная Вера. Колдунья Палеологиня умерла и забыта, а моя Вера - жива.


Вера учёного Ломоносова ► (так Стерлигову и передайте пожалуйста)
.


Верить надо. Без Веры человеку нельзя. Есть и Протоиерей нашей Веры, кого я уважаю за его жизнь. Это Елисеев Елисей, из Бурятии.

________


2f59c0ed5a16.jpg

Светлая память мученически погибшему за Правду Василию Алексаняну.

Задать вопрос


комментарии (0)